Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » detached judge


detached judge

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Название темы: detached judge
2. Участники: Фьерста-Тень, Эффира
3. Описание локации: Переплетение улочек неподалеку от заброшенной пристани. Улочки тихие, пустынные, сюда редко приходят люди, даже в светлое время суток.
4. Дата (время) и предыстория: последние дни декабря. Утро (примерно 9-11 часов). Солнце светит, но тепла не чувствуется; с блеклого неба сыпется снег. Тень, наемный убийца, принял заказ, и сейчас приближается к намеченной цели, но его замечает случайная прохожая...

0

2

...одинокому мужчине, шагавшему по направлению к заброшенному порту, все время казалось, что за ним на мягких кошачьих лапах крадется его смерть. Пару раз он оборачивался, но ничего не заметил, и от этого становилось еще страшнее. Ему было холодно, но виной этому был не холодный воздух, а жуткое, давящее ощущение чужого взгляда и чего-то неизбежного. Он нервничал, дышал тяжело и отрывисто, пытался шагать быстрее, но в то же время одергивал себя, пытаясь успокоиться и внушить самому себе, что все это ему только кажется. Но все равно мужчина пришел к назначенному месту раньше обычного, и сейчас нервно вышагивал взад-вперед мимо старого полусгнившего корабля, все время оглядываясь по сторонам. Но его глаза — о, теперь он был вовсе не уверен в своих глазах! — его глаза не замечали ничего, кроме белого снега, обломков досок и неясных серых теней. Одна из таких теней вдруг дернулась к нему, блеснула не неярком зимнем солнце хорошо отточенная сталь, и последни, что увидел мужчина в своей жизни, были светло-серые, удивительно спокойные глаза убийцы...

Гэйбриэл набрал в ладони колючего холодного снега и оттер от плаща ненароком попавшие на него капли крови. Потом наклонился, и, подхватив мертвое тело под мышки, оттащил его с места убийства и сбросил в холодную темную воду, плескавшуюся под досками старого причала. Потом выпрямился и отряхнул руки, оглядываясь по сторонам чисто по старой привычке — знал же, что здесь почти никого не бывает.
Как оказалось, он ошибся — краем глаза Тень заметил какое-то движение и резко повернулся в ту сторону всем телом, вглядываясь в полутьму старых зданий.

0

3

Как было сказано ранее, Эффира Грейганн не имела постоянной работы, а лишь изредка помогала отцу в охране города, выступая в патрули. В остальное же время – а его было огромное количество, по крайней мере, для вездесущей Эффиры – девушка либо пытала своего учителя алхимии, что было крайне редко и трудно, либо занималась ничегонеделанием, то бишь слонялась по территории Рейнсона.
В те уже не столь ранние часы, она бродила по опустевшим, пропахшим плесенью и бесчеловечьем улочкам давно закрытого порта, куда изредка заглядывали разве что бедняки. То редевший, то усиливающийся поток снега, отличавшийся от обычного «снегопада» размером и пышностью своих снежинок, похожих на мелкие куски выты, оторванные от большого бело-серого с почти незаметным голубым отливом полотна, валил сверху, осыпал дома, их серые стены, выбитые, пыльные окна. Эф небрежно скинула капюшон длинного плаща, что лизал каменный тротуар, подняла лицо к небу, и прикрыв глаза, улыбнувшись, блаженно начала ловить обжигающие теплую кожу снежинки, открыв рот. Детское занятие, ребячество. Зато приятно. Вспомнить, когда ты несмышленой девчонкой вот так же как и сейчас стояла посреди улицы, на улыбки всем прохожим, с разинутым ртом и высунутым красным языком, смеясь, млея, собирала на свою упрямую физиономию белых овец и баранов, или же, как более грубо выражалась детвора, армию зимы.
Поддавшись воспоминаниям, Эф почти пропустила мимо ушей странно-неприятный слуху шорох в соседнем переулке, темневшим за поворотом. Девушка поморщилась, и скорее автоматически, чем сознательно направилась к оному. Кого она ожидала увидеть? Крысу? Бедняка? Никого. Эффира не любила места массового скопления людей. Шумно. Чаще всего грязно. В воздухе витает какой-то особый дурман, заставляющий людей быть зверями, - кем они, собственно, и являлись по натуре – быть дикими.
И когда в глаза попались бросающиеся красные, багряные пятна, хорошо различимые на светлом фоне заснеженных построек, внезапный шок, заставляющие сердце биться быстрее, а дыхание подолгу задерживать, боясь спугнуть нечто, наполнил грудь.
Подавить его и быстро осознать ситуацию не стоило особого труда. Мужчина, явно старше Эф, высокомерно брезгливо осматривал, как правильно поняла девушка, свою уже безжизненную жертву. Интуиция безошибочно подсказывала, что он не маньяк. А если не то, значит это. Убийца. Наёмный, судя по простому осматриванию, а не обыскиванию трупа. А раз наёмный, то со свидетелями у них разговор короткий.
Пора уносить ноги, пока у тебя не унесли голову.
Натянув обратно капюшон, который будто намеренно в следующую минуту сполз, девушка, насколько это позволял широкополый плащ, побежала, в движении проверяя исправность неизменных ножей. А спину уже жёг тяжёлый мрачный и изучающий взгляд. И что-то настойчиво подсказывало, - это не бзик. С минуты на минуту начнётся охота. И целью, дичью станет она, Эффира Грейганн, а не кто иной.

0

4

Невольный свидетель только что выполненной работы сейчас старался убежать от наемного убийцы, еще не зная, что скрыться не получится. Слишком далеко до ближайшей людной улицы. А здесь, в переплетении улочек и переулков, в которых Фьерста ориентировался явно гораздо лучше убегающего от него человека — кем бы тот ни был — у последнего не было ни единого шанса.
Гэйбриэл забросал снегом кровавые пятна и неспешно пошел, свернув чуть в сторону от пути беглеца. Тот, подогреваемый страхом, бежал слишком шумно, и мужчине не составило труда вычислить его путь. Свернуть тут, потом здесь, чуть-чуть пробежать, и уже через несколько минут он окажется впереди, как раз на пути того, кто помешал ему как следует завершить свое дело, появившись так невовремя.
В душе зрело раздражение. Свидетеля — любого свидетеля — полагалось убрать с дороги, а это означало лишнюю работу. Почему люди не могут сдержать свое любопытство? Чем их так привлекают эти заброшенные корабли и здания? Один уже поплатился за это — поплатится и второй.
Он свернул еще раз и оказался на широкой улице. Тот, кто заметил его, окажется на месте буквально через несколько секунд.
Фьерста вздохнул и пожалел, что не надел плащ. Куртка прекрасно защищала от холодна, но у нее был один существенный недостаток — отсутствие капюшона. Еще одна причина, по которой следует убрать этого свидетеля — он увидит слишком много. Если уже не увидел.
Шум, создаваемый беглецом, усилился, и Тень скользнул вбок, прижимаясь к холодной стене здания.

+1

5

То, что Эффира влипла и стояла по пояс в болоте неприятностей, было однозначно верно. Сейчас существовал лишь один вопрос. Насколько грязной и мокрой она из него выберется. А ведь болото с каждым её движением, с каждой её секундой утаскивало всё дальше в свои глубины.
«Основные качества бойца, которые всегда помогут и не подведут – умение держать ситуацию под контролем, под собой, а не над собой; и хитрость. Остальные не так важны.» Решительный глас отца в голове звучал отчётливо, как всегда. Будто он был тут, за плечом девушки. Так было всегда. Стоило Эф в чём-то засомневаться, как родной твёрдый голос протрезвлял сознание, наполнял разум подходящими мыслями.
Девушка остановилась, закрыла глаза, успокоила взбушевавшиеся нервы. Надо решить, что делать. Если он не бежит сейчас за мной, не значит, что этот энергетический маньяк успокоился. Исключено. Скорее всего где-нибудь поджидает, срезав путь. Убегать нет смысла. Всё равно выследит. Убить? А стоит ли? Ладно, разберёмся на месте. Что у нас есть? Хорошая ориентировка на местности. Два ножа, которым легко перерезать горло при близком бою. И всё. Ещё есть ты. Думай, чувствуй, что делаешь. Живи. Внезапный поток мыслей, не походящие на её и настроем, и цветом, всем, плавно выплыл на передний план сознания.
Неизвестно, как у других, а у девушки и мысли, и чувства, эмоции жили в красках. Боль, ярость, гнев – красноватые водянистые, их отличать следовало только по оттенкам; спокойствие прозрачно; забота – золотистая, светло-жёлтая; злоба - чёрная; а нечто неусмиримое приходит в багряно-лиловых волнах. Свои мысли, да и чужие были простыми плоскими и односторонними, но яркими. Эти же – объёмные, радужные, искрящиеся. Они были не резкими, добродушными, с нотками приятного шипения.
- Пора. А то заждались уже наверно; сейчас занервничает ещё.
Наёмный скорее всего ожидал там, куда по начальному бегу, движению должна прибежать Эф. И она не собиралась разочаровывать убийцу. Подбежав к концу – в прямом и переносном смысле – пути, они решила, что в плаще будет не так удобно... Умирать? Поэтому, поёжившись, сняла излюбленную одежду, и покрутившись на месте в поисках «крючка», кинула прямо на холодную землю.
- Прощай, жестокий мир.
Воодушевляющие слова перед кончиной, что уж скажешь. Если она правильно всё рассчитала, то «киллер» поджидал за следующим поворотом. Скорее всего, простого прохожего. Ну так что ж, надо удивить бедняжку. Или бедняжкой была она?
Почти вылетев из-за угла дома, будто на той стороне её кто-то пинком вышиб, она оказалась на середине улицы. Заметив того самого мужчину, что был в переулке Эффира налепила на лицо весёлую жизнерадостную физиономию, с которой не совсем сочеталась натянутая улыбка, и помахав рукой, как сломанной игрушкой, выпалила:
-  Приветствую вас, господин убийца!


открыть.|закрыть.

ну ты сам просил. мне это до сих пор не нравиться. чушь на постном масле. ><

0

6

Тень здания, очевидно, скрыла его не так хорошо, как он ожидал, и Гэйбриэл подавил желание нахмуриться, напомнив себе, что должен оставаться бесстрастным — по крайней мере, с виду. Только правая рука чуть дернулась, и в ладонь скользнула рукоять метательного ножа. Торопиться не стоило — несмотря на кажущуюся неуклюжесть, девушка, вылетевшая из-за поворота, явно не была дурочкой. И защититься при случае могла, как и большинство женщин Рейнсона. Значит, надо было бить наверняка — и с расстояния.
Фьерста скользнул к девушке легким, почти кошачьи шагом, аккуратным движением пальцев переворачивая нож так, чтобы держаться за лезвие. Серые глаза внимательно следили за свидетельницей. Убийца молчал — какой смысл говорить с тем, кто скоро умрет?..
Но что-то его останавливало. В девушке — совсем еще молодой девушке — чувствовалась... порода. И она была неуловимо, едва-едва, но все же похожа на... на кого? Мужчина напряг память, пытаясь вспомнить, но не остановился, а только чуть-чуть замедлил свой шаг, в очередной раз невольно порадовавшись наличию «отводящего глаза» амулета.
Смерть была близко, но медлила.


ооф|ооф

не изображай из себя всесильного убийцу, это тебе не идет

0

7

После того, как девушка сдуру вылетела из угла дома и ласково помахала ручкой мужчине, о котором знала не самые лестные факты, с её глазами, да и с разумом также, стало твориться нечто, чему она не могла дать логическое объяснение. Как только она решала получше рассмотреть убийцу, образ его становился немного размытым и туманным, а движения – плавными и не чёткими. Изредка, не до конца отключившееся сознание выхватывало различные черты лица, но быстро отодвигало их же на задний план, оставляя на «потом», которого вообще могло не произойти. Эффира перевела взгляд на стену, и глаза помаленьку отошли от дурмана. Посчитав, что это козни внезапно взбунтовавшегося организма, Эф вновь осмотрела уже приближающегося человека, но чёртова размытость снова портила изображение, не давая сосредоточиться. Тем не менее, наёмник был всё ближе и ближе, хоть и на последних двух метрах почти незаметно ни с того ни с сего чуть замедлил шаг. Грейганн крепче сжала рукояти ножей, что были будто связаны с хозяйкой. Их влияние смогло на миг расчистить ум, и до того, как «просвещение» иссякло, Эффира смогла увидеть в руке мужчины нож, явно предназначенный для метания. В Эф. Девушка, сама не понимая, что делает, на три или четыре шага отступив назад, встала в боевую позицию. Сейчас она была в бреду, но всё же «привычка» мыслить здраво никуда не делась. Никогда не была пристрасна к этому способу, но другого выхода, увы, нет.
- Думаю, ты знаешь семью Грейганн.

0

8

Стоило девушке заговорить, как убийца остановился, — не резко, а тоже как-то очень по-кошачьи плавно. Остановился, чтобы вначале дать будущей жертве сказать свое последнее слово... а потом — чтобы вспомнить. Грейганн? Начальник стражи?
— Мисс Эффира Грейганн? — задал он вопрос, желая окончательно убедиться в своих убеждениях — или разувериться в них. Голос у Гэйбриэла был... никакой. Не холодный, не резкий, но и не теплый, и уж вовсе не бархатный. Бесстрастный. По нему нельзя было сказать что-то определенное — все зависело только от фантазии слушателя.
Эффира Грейганн. Он слышал о ней — пару раз, краем уха. Но не мог поверить, что она столь... наивна. Район заброшенного порта — это вовсе не то место, где стоит гулять. Особенно молодой девушке. Особенно одинокой молодой девушке.
«Просто гуляла? Или поблизости ходит патруль Стражи? Впрочем... нет, им здесь делать явно нечего. Тогда... зачем? Пыталась убежать от общественности, окунуться в одиночество? О, она окунулась. Конечно, не хотелось бы ее убивать, но, если она окажется... неблагоразумной... придется это сделать»

0

9

Нельзя было не отметить, как в душе блаженно, и наверно даже облегчённо улыбнулась девушка, когда после её слов мужчина мягко остановился, но всё же не поддавая свою каменную личину эмоциям.
- Мисс Эффира Грейганн?
Такой голос Эффира слышала довольно редко - почти не слышала. Он был однородным, выскальзывающий, но засасывающим, завораживающим своей безграничностью, будто перед Грейганн стоял не человек с душой, а просто тело, не имеющего ничего, у которого отключили все чувства. С неприязнью поморщившись на «мисс», Эф вдруг захотела подарить наёмному убийце хорошую пощёчину. Но пришлось подальше запихнуть свою «чудесную» мысль, ибо, как говорили, по её лицу Эффиру можно было читать, словно открытую детскую книгу.
- Просто Эффира.
Стараясь смотреть поверх головы человека, не так давно желавшего – либо нет – её смерти, дабы не попасть под влияние той «размытости». О чем он думает? И думает ли вообще? Последний вопрос второго «я» нарисовал на лице лёгкую улыбку. Хм, думаю да. Или иначе бы не молчал, рассматривая, а либо убил, либо... ушел. Хотя, мне кажется, на прощание кинул что-нибудь в духе «проговоришься - прирежу, даже не посмотрев на твой род».

0

10

Лицо Эффиры как-то неуловимо изменилось, став на мгновение слишком злым для такой юной девушки, и Гэйбриэл испытал какое-то странное удовлетворение.
«'Просто Эффира', значит? Такие слова не принято говорить наемным убийца, знаешь ли. А твое родство с начальником стражи, девушка, хоть и дает тебе лишние минуты жизни, но использовать их надо с умом. Что же ты злишься на меня из-за того, что я назвал тебя полным именем? Что же ты предлагаешь звать тебя 'просто Эффирой', зная, возможно, что я в любой момент могу метнуть свой нож, и уже никакие связи тебя не спасут? Что же ты не предлагаешь мне сделку — молчание в обмен на жизнь? Или думаешь, что это буду делать я?» — мысли промелькнули в голове Гэйбриэла быстро, но были, тем не менее, более чем осознанными. Конечно, Фьерста не собирался просто так отпускать девушку, не добившись обещания — и, желательно, клятвы о том, что она никому, ни одной живой (и не живой тоже) душе не скажет о том, что произошло здесь. О, разумеется, в этом деле людям нельзя доверять... но он, Тень, позаботится о ее выполнении. В конце-концов, как он уже убедился, жизнь людям дороже, чем самые разнообразные тайны.
Убийца чуть наклонил голову, словно примерный слушатель, и не сказал ни слова. Сейчас он ждал следующих слов Эффиры, и, вместе с тем, давал понять, что сейчас словесная инициатива принадлежит ей. В конце-концов, «виновата» была именно она — ей и выкручиваться. Лично он, Гэйбриэл, ей в этом деле помогать не намерен.

+1

11

Мужчина стоял впереди Эф с маской примерного слушателя, явно предлагая право голоса ей. Девушке же стала помаленьку надоедать бессмысленная игра в «гляделки». Хочешь от меня обещания? Хорошо, ты его получишь. Нарушать свои слова я не в праве. Да и законам градоправителя я не служу так, как служу себе в первую очередь, и семье Грейганн. Мои клятвы превыше меня. Она заглянула в глубины глаз убийцы с вопросом, который не знала сама, будто вышаривая, выпрашивая там нечто, будто в его очах были все ответы. 
- Клянусь хранить молчание о произошедшем сегодняшним утром.
В её словах ни в коем случае не было лжи, лукавства или прочей дряни. Лишь уверенность и доверие чужому часть себя. Они были чисты, прозрачны, искренне. Как ключ, бьющий из-под земли.
Но так просто в этой жизни ничего не давалось. В этом городе нельзя было верить в благородство «добрых» незнакомцев-прохожих.
- Но в замен потребую и твоего обещания. Не трогать семью Грейганн. Естественно, пока я сама не нарушу своё. И хотелось бы узнать также твою фамилию, а лучше и имя.
Даже если не скажешь, всё равно узнаю. Придётся, конечно, покопаться, попыхтеть, но зато буду знать неприятеля в лицо. Только хуже от этого будет только тебе, красавчик. Привлеку лишнее внимание. Только и всего.

0

12

Обещание было дано, слова клятвы — произнесены, и кто-то, кто гораздо сильнее чем все боги, вместе взятые, с легкой улыбкой, будто уже заранее зная (а может, и вправду ведая), что предстоит этим двоим людям в будущем, взял две тонкие нити их судеб и сплел их вместе. Нет, это не означало, что всю будущую жизнь они проведут рядом с друг другом — через какое-то время нити вновь разойдутся, следуя своему пути — но эта такая неожиданная для них обоих встреча в какой-то мере изменила их жизни — пока еще не кардинально, но кто знает... Даже Судьба не в силах предугадать все и рассчитать до малейшей детали этапы жизненного пути.
Он поверил ей. В ее словах, в ее голосе не было ни капли лжи... чего, разумеется, нельзя было сказать о нем. Не считает ли, случаем, эта наивная девушка, что он вот так, сразу, выложит ей все? И имя, и фамилию, а может, еще и год и место рождения? Да и обещание, что она от него потребовала... Нет, конечно, он и так не принял бы заказ на члена семьи Грейганн — это попросту было не в его правилах — но...
— Тебе не кажется, что ты просишь слишком многого, девочка? — его голос уже нельзя было с уверенностью назвать бесстрастным: в нем скользнули неприятные, режуще-колющие и невероятно холодные нотки. Как будто шакхарр наконец решил, что уже вдоволь наигрался и сейчас самое время показать свои клыки и когти. Возможно, будь на месте Гэйбриэла кто-то иной — и все прозвучало бы слегка пафосно и наигранно... но Тень знал себе цену. И умел отвечать за свои слова. И если он позволил стальным ноткам скользнуть в обычно лишенный интонаций голос  — значит, так было нужно. А еще... еще в сказанной фразе было что-то, что не оставляло сомнений и невольно загоняло в душу страх.
В конце-концов, когда имеешь дело с убийцей, с профессиональным убийцей, отнюдь не стоит расслабляться и надеяться на связи, положение в обществе, деньги или иные ценности. Просто в любой момент может появиться кто-то, кому вы не понравитесь, но кому не захочется заниматься вашим устранением самолично. А убийца... что же, убийца в данном случае — лишь инструмент. Если знать, как им пользоваться, — весьма полезный. Особенно для игры на политической арене...
Фьерста сделал шаг назад. Как раз в тот момент, когда очередная туча зарыла солнце. Недовольно взвыл холодный ветер, бросив в лицо пригоршню снега, а когда через несколько секунд дневное светило вновь вынырнуло из плена, вдруг оказалось, что на улице стоит только девушка. Наемный убийца исчез, словно его и не было вовсе, но в воздухе еще дрожали отзвуки его последних слов:
— Меня зовут Тень, — в конце-концов... прозвище — это всего лишь прозвище. И даже если оно ей что-то даст... Не у нее одной были хорошие связи, в конце-концов.


игра|игра

конец?

+1

13

А страх прошёл. Его будто и не было. Теперь уже нечего было скрывать. Теперь она смотрела, всматривалась в ледяные, чуть подернутые злостной дымкой глаза равнодушно, менее заинтересованно, без признаков усердия пробить оболочку безызвестия, вычислить в них ложь, а может и правду. Да и был ли смысл?.. Убийца соврёт всё равно, пусть на кону будет его жизнь, душа, существование близких ему – если такие были; это не вредность, нет, привычка, работа. Ответ прост. Девушка понимала, но не опускалась до столь низкого ей уровня; не осуждала, лишь с непомерностью грусти заглядывала в бесконечность душ людей. Надеясь. И попросту.
Не кажется, - мысленно ответила; губы же не проронили не звука. Их коснулась мимолетная, ничего не значащая, словно ветерок, улыбка, а глаза наполнились весенним малосогревающим теплом. Навалилась лень, дремота и уже было всё равно. Хоть потоп, ураган. Она отчётливо поняла, что не хочет двигаться, говорить, слушать. Все мысли начали вызывать апатию. Прикрыв глаза, Эффира вновь выпала из временного потока, удаляясь всё дальше в свою реальность. Мелькали нечёткие образы, обрывки неначатых и незаконченных фраз. Холодный ветер сделал последнее усилие, ударив выбившимися из пряди заплетённым в нечто тугое волосами. Эф очнулась. Наёмного убийцы рядом не было, но судя по обрывку последней, скорее единственной, фразы, исчез он только что.
- ...зовут Тень.
Тень... Стоило попробовать прозвище на вкус. Оставаться тут и далее не имело смысла. Повернувшись, странно уверенная, что сейчас в неё уже не полетят ни чужие, ни свои стрелы и кинжалы, она продолжила свой путь; и лишь птицы, безмолвные зрители, могли что-то доказать о произошедшем сегодня.


открыть.|закрыть.

вот теперь конец.

0

14

Отыгрыш завершен. Спасибо за игру)

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » detached judge