Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Личные эпизоды » what`s up, Vinny?


what`s up, Vinny?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название темы what`s up, Vinny?
2. Участники Мольер, Витерика
3. Описание локации Сфера дворца иллюзорна, в каплях черного дождя и застывшего мрамора. Внутренности кабинетов из льдисто-голубых превратились в алые, кое-где с деревянной отделкой. Шильгарр зализывает раны, облака под ногами медленно движутся в каком-то странном примитивном танце. Перемежаясь с воздушной субстанцией, танцует огонь по всему полу, приятно грея юношеские ладышки Бога.
4. Дата (время) и предыстория
Итак, представьте. Дочь бога ушла; они расстались на довольно-таки лиричной ноте, бог этого не ожидал и остался вполне доволен. И вот, вновь расслабившись, убрав защиту с дворца, он вновь уложил свое тело в кресло. И занялся... рисованием порно-журнала! На столе множество картинок с очень реалистичные выпуклостями и впуклостями, в общем, всеми радостями жизни. Карандаши, краски, пальцы в чернилах и огонь, сжирающий лишнее в один момент. Идиллия, неправда ли?

+1

2

Взбудораженная, всклокоченная Витерика стояла на пороге дворца Мольера, торопливо поправляя ярко-алое платье и растрепавшиеся каштановые волосы. Она была несколько рассерженна- ее желанию явиться к учителю прямо во время его аудиенции с Инверно и, нагло улыбаясь, сказать что-нибудь вопиюще-бесстыдное совершенно бессовестно помешали. Сие возмутительное событие произошло, когда полубогиня выходила из замка, в котором состоялась последняя из стычек двух "соратниц", и попыталась поймать аспиду, чтобы отправиться прямиком к Мольеру. Но эти вконец обнаглевшие твари... то есть, божьи твари впервые отказались подчиняться девушке. Более того, летучие бестии разлетелись прочь, злобно рыча и сверкая глазами на ошалевшую Витерику. Вот и пришлось полубогине задержаться, показывая одичавшему зверью, что начальство надо слушаться. На это у разгневанной девушки ушло добрых полтора часа, но миссия в итоге все же завершилась успехом. К замку с прозрачной сферой полубогиню принесла пристыженная и немного помятая предводительница одной из химмеловских стай аспид. Выполнив свое задание, она угрюмо фыркнула, насуплено скосила глаза на свою мучительницу и стремительно улетела, пока запущенный еще больше рассерженной таким "прощанием" Витерикой небольшой огненный мячик не достиг ее длинного хвоста.
Придав себя более-менее приличный вид (негоже перед учителем растрепанной появляться!), все еще возбужденная девушка решительно вошла в нынешнюю обитель Мольера. Почувствовав, где именно находится ее повелитель, она быстро зашагала по длинным коридорам в направлении нужного кабинета. Поворот, еще один, третий- далеко же запрятался Его Величество Создатель на этот раз, будто надеялся, что если кто придумает его искать, плюнет на это дело и уйдет по добру по здорову. Но не тут-то было...
Добравшись, наконец, до своей цели, Витерика резко распахнула дверь и буквально ввалилась в помещение, абсолютно не заботясь о стуке или каких-либо еще приличиях. В конце концов, она пришла по жизненноважному,  безотлагательному делу.
Мольера полубогиня застала за весьма интересным и необычным для него занятием- рисованием. Вот скажешь кому, что этот паренек с растрепанными волосами, запачканными пальцами и огромным красным пятном на носу бог всея мира- сумасшедшей сочтут, а, может, еще и лечиться отправят,-  подумала девушка, не удержавшись от тихого смешка. В следующее мгновение она подошла к дубовому прочному столу и с наглостью, достойной непуганых аспид, смахнула половину рисунков на пол, а на освободившееся место тут же улеглась, стремясь максимально приковать к себе внимание Всевышнего. Повернув голову в бок, она одарила учителя требовательным взглядом прищуренных карих глаз и тихо, но внятно, с легкой хрипотцой в голосе пожаловалась:
- Мне скучно, Бог…
Она хотела добавить что-то еще, но непроизвольно поморщилась, почувствовав нечто мешающее под своей спиной. Приподнявшись,  Витерика вытащила из-под себя чудом удержавшийся на столе рисунок и с недовольством его оглядела. Впрочем, сердитое выражение ее лица моментально сменилось на удивленно-ехидное, как только девушка поняла что рисовал Мольер. Ого! Наш мальчик вырос! Теперь полубогиня рассматривала сие произведение искусства придирчиво, оценивая каждую деталь и линию. И обнаружила, что в рисовании ее повелитель очень даже не плох.
- Она чем-то на меня похожа, тебе не кажется?- обольстительно улыбаясь, спросила девушка, демонстрируя богу рыжую красотку на рисунке,- Вот только с цветом волос не угадал, а грудь прямо моя! Да и бедра схожи… Ну-ка, а что на остальных?- чертовка уже потянулась к другим листам, сложенных стопкой у ее все еще покоящейся на столе головы.

+2

3

Он сидел, совершенно не представляя, чем можно заняться. Это у него всегда так: что-то происходит, а потом - хоть потоп устраивай, да огороды Рейнсона поливай. Или демографические дыры им устроить? Мольер лениво покачал головой, вновь уложив свое божественное тело в удобное кресло с мягкой обивкой. Все вокруг мгновенно стало ярко-алым: от пола до потолка. Картины сражений, во все стены, отражали его тайные мысли не хуже хорошего "считывальщика". На протяжении нескольких минут бог просто задумчиво отстукивал какие-то ритмы пальцами по крышке стола. А потом идея пришла и захватила его с головой: перья разной заточки, огромное количество цветных чернил и стопка бумаги - желтой и приятно шероховатой на ощупь – оказались в руках. Мольер улыбнулся и начал: линия за линией, изгиб за изгибом; право, он не рисовал лет пятьсот, а пальцы-то, пальцы все-е-е помнят... Невероятно красивые натурщицы кружили вокруг него в самых разных позах, и во всевомозможных интерьерах. Но он зацикливался исключительно на изгибах, на совершенстве божественной анатомии, на складках одежды, на тени улыбки у этой, черненькой девчушки...
Витерика вполне могла взять себе прозвище Сестра Вихря. Она явно была с ним в каких-то опасных связях, по-другому оправдать ее всегда искрометные появления было просто невозможно. Он поговорит с ним, вихрем, о том, что смущать маленьких девочек - это не хорошо. Научатся, а потом куда их? Под монастырь аль под яблоньку, да пока никто не видит?
Кинув взгляд на свои рисунки, он поморщился: пожалуй, это не то занятие, за которым он хотел быть увиденным, но, куда теперь девать всю эту стряпню пера? Пусть лежит...точнее, летит на пол прямо в пасть гуляющему по полу огню. - Ну-у-у, Вита, чтоб тебя затоптали небесные кони! Он ведь дурак, он ведь не понимает! - Великий подпер щеку кулаком и совершенно неодобрительно взглянул на девушку, взгромоздившуюся на его стол. Тот, конечно, маленьким не считался, но девушка здесь явно не вписывалась! Она, видимо, не заметила пятна краски, которые в широком диапазоне захватили деревянную поверхность. Она лежит - значит, и платье тоже не осталось непобежденным. Юноша совершенно по-мальчишечьи и как-то по-детски обиженно почесал нос, вперив взгляд серебряных в свою наглую ученицу. При желании он мог смахнуть ее со стола одним ударом... но он ведь не любит насилие, правда? В это время Витерика провозгласила четыре слова, которые он слышал чертовски часто, и начала с интересом изучать его "поделки", Мольер же удовлетворенно хмыкнул, увидев, что его труды были оценены. Он взял другой листок в руки и снова начал рисовать. Линия, линия, кривая, прямая, изломанная; тень, полутень, свет падает отсюда... Алый Правитель Химмела поднял голову, скрестив измазанные в чернилах пальцы.
- Ну, и? Мне тоже скучно. Я тебе делаю подарок, отличающийся невероятными добродушием и сердобольностью! Я открою тебе дверь – ты вылетишь в неизвестность. Но год, два и все станет открытой Мира. А потом станет скучно вновь, - он пожал плечами, с выражением лица таким, будто бы он объяснял простую истину глупому пятилетнему ребенку. Хотя, на самом деле, ведь так и было. Сравнить его вечность и, сколько там этой актриске? 17, 18? Да ей и месяца нет в его глазах!

0

4

Глаза Витерики сузились. Ей хотелось развлечься, а этот зануда вновь переводил все на сложные, серьезные, заумные темы. Хотя, что она хочет от него? Это на вид Мольеру больше двадцати не дашь. На самом же деле ему уже давно перевалило за несколько тысяч лет, а все старики рано или поздно становятся ворчливыми сердитыми скрягами, и, к сожалению, божественная сущность от этого исхода совершенно не спасала. Нет, уж, иди-ка ты в Бездну со своими философскими рассуждениями, дорогой учитель. Считаешь меня ребенком? Что же, тогда я хочу играть!
Девушка привстала со стола, выхватив только что написанное произведение искусства из рук Мольера и, даже не взглянув на него, отправила  листок бумаги прямиком в блуждающий огонь. Пламя с удовольствием поглотило добычу и, благодарно сверкнув искрами, продолжило свой путь по столь же огненному ковру. Да, полубогиня вела себя нагло и неприемлемо. Да, она, наверняка, раздражала и даже злила своего хозяина. Но не для этого ли она была сюда принята? Не этого ли хотел Верховный Бог? Вот пусть теперь и «наслаждается». А Витерика хочет играть.
-Значит, нужно было сотворить мир по интересней. Или ты способен лишь голых женщин рисовать?- с наглой усмешкой ответила девушка,- Если это так, то странно, что наш мир не населяют лесбиянки.
Соскочив со стола, девушка оглядела себя. Ярко-красное платье превратилось в ярко-красное в разноцветную крапинку. Проведя пальчиком по одному из пятен, Витерика неодобрительно покачала головой- Мольер пользовался хорошими красками, которые, похоже, будет невозможно отстирать.
-Ты мне должен новое платье, господин великий художник! Не могу же я так по Химмелу ходить- аспиды уважать перестанут!- заявила полубогиня, повертевшись перед своим учителем, чтобы тот смог оценить весь масштаб произошедшей трагедии, и притворно вздохнула,- Ах, оно безнадежно испорчено!
Сказав это, девушка быстро расстегнула мудреные застежки и незамедлительно вынырнула из платья. Еще раз оглядев его и полностью убедившись в его дальнейшей непригодности,  Витерика опять вздохнула, а после без малейшего сожаления кинула ненужный больше предмет гардероба тут же метнувшемуся к ней огню,- Приятного аппетита,- пожелала она довольно шелестящему пламени и снова повернулась к Мольеру. На ее стройном хрупком теле осталось лишь кружевное нижнее белье, да алые туфли с высоким каблуком на стройных ногах:
-Так лучше, не правда ли?- негромко произнесла полубогиня, хитро улыбнувшись. Ее взгляд скользнул по кисточке, все еще находящейся в руке Всевышнего, и улыбка девушки стала еще шире.
-Рисуй!- сказала Витерика и встала в центре комнаты, прямо напротив бога. Игра началась.

+1

5

Слышали выражение "челюсть отпала"? В принципе, Мольер с легкостью бы смог продемонстрировать сие действие - и даже в красках - но отчего-то решил попридержать коней. Хм. То есть челюсть. Сказать, что он был обескуражен таким выпадом - ничего не сказать. Раньше ему и в голову не могло придти, что кто-то - в здравом уме - решится обвинить ЕГО в несостоятельности творения. В частности мира.
- Минуточку! - он поднял вверх испачканный в голубой краске палец, рассерженно сверкнув глазами. Но Мастер ничего не успел сказать в свою пользу, ибо вдруг услышал знакомое слово. - Ну, во-первых, населяют и очень даже кучненько, - он в миг подобрел и откинулся в кресле, - И, во-вторых,  если ты не видишь этих воистину прекрасных существ, э-э-э-то не значит, что их нет, - и улыбанулся широко-широко, сделав новый завиток на рисунке. Но бумаги вокруг вдруг взлетели - мисс-дамочка-в-красном спрыгнула со стола. Все его труды свалились на пол. Но он не обратил на это ни малейшего внимания. Спросите почему? Все просто. Прямо в этот момент перед ним, едва взглянув на себя и недовольно покачав головой, начала раздеваться довольно забавная девушка, имеющая при себе все необходимые формы, симпатичную мордашку и, черт ее подери, отвратительный характер! И, о великий Алый Бог, она умудрилась найти для этого приличную причину - "рисуй" - и вызов в глазах. Кошка, истинно, кошка!
Шильгарр, который все то время, пока хозяин общался с девушками, спал, вдруг решил проснуться и сладко зевнуть, показав всем желающим набор отличным зубов. Полосатая морда повернулась в сторону разворачивающихся событий. Отец шакхарров оценивающе взглянул на Витерику. Снова зевнул и закрыл глаза, кажется, решив, что здесь Властитель отлично справится сам. Умный кот. Ну, просто невероятно умный кот.
Хозяин Химмела отложил кисть и опустил руки в краски, разведенные на специальной дощечке, рядом. В голове созрел небольшой гадкий план. Изрядно извозюкав ладони в масляных цветах, он встал и подошел к Витерика, что сверкала перед  ним излишней прикрытостью интима. Что и говорить: нижнее белье - он удивился, что она вообще его носит - было мигом сорвано и - упс! - сожрано шаловливым огнем. Он усмехнулся в ответ на реплику об аспидах, оглядывая юную красу:
- Да-а-а-а, было б что им уважать - тогда другое дело. А так - поделом! - и опустил руки на плечи полубогини. На сим не остановился. Ладонь правой руки, что была отмечена желтым цветом, опустилась на грудь девушки, и сразу оторвалась, оставив четкий след. Мольер удовлетворенно хмыкнул. Вторую ладонь он приложил к плоскому животу Виты - краска была фиолетовой - и там оставил четкий след. Отбежал, присмотрелся. Все это происходило в полной тишине. Вновь запустил руку в краски, захватив красной. Приблизился к ее лицу и широкими мазками раскрасил дерзкую мордашку актриски. Далее Мольер обошел ученицу со спины, провел рукой по линии позвоночника. Задумчиво что-то пробормотал, а потом подошел к девушке вплотную. Его губы теперь были у самого ее уха: - Главное, не шевелиссссь, - и нарочито медленно провел языком влажную дорожку от плеча к шее. Чуть отстранившись, поспешил прокомментировать: - Ммм, ты пользуешься мылом с корицей? - и вернулся к своему столу, чтобы взять листок и начать урок рисования.

+2

6

Какой-нибудь случайный прохожий, по невероятному стечению обстоятельств оказавшейся бы здесь, наверняка бы подумал, что у этой полуголой девицы, которая совершенно нагло и бесцеремонно грубила и вытворяла не весть что перед Всевышним, мать его, Богом, напрочь отсутствует такие необходимые для мирной повседневной жизни вещи, как логика, здравый смысл и инстинкт самосохранения. Однако нет, бедный прохожий, который, впрочем, скорее всего сразу бы заработал сердечный приступ, очутившись в Химмеле, нет, сия особа вполне обладала всеми этими качествами, и именно они сейчас истерично и визгливо, полными ужаса голосами, дружным хором кричали- «Какого черта ты вытворяешь, дура?! Жить надоело, хоть нас пожалей!». Однако Витерика была бы не Витерика, если бы не умела не просто игнорировать, а решительно затыкать истошные вопли здравомыслия, чтобы они не мешали наслаждаться представлением безумия и сумасшествия, в очередной раз устроенного их безбашенной хозяйкой.
Вот и сейчас, немного ошалевшая от своей выходки Витерика стояла перед Мольером, гордо вскинув голову и бешено сверкая ясными очами с расширившимися зрачками. Нарвешься когда-нибудь, девочка, и получишь по своей пустой башке так, что никакая наглость и хитрость тебя уже не спасут. Слишком высоко забралась, здесь смерть может стать для тебя милостью, а не наказанием, или ты уже забыла как корчилась у его ног, моля о конце? Играй-играй, актриска, и надейся, что это не наскучит ему так же быстро, как все прочее,- сказало на прощание здравомыслие и покорно затаилось, смиренно ожидая следующего момента, чтобы выползти и вновь вставить свое до омерзения разумное слово.
Тем временем Мольер, в котором разгорелась искра идеи, ничего хорошего по предчувствию девушки ей не сулящая, увлеченно возюкал свои руки в краске, а после решительным шагом подошел к ученице. Та смотрела на воодушевленного художника с некоторой опаской и недовольством, так как уже поняла, что он хочет сделать. Но противиться этому не хватало ни смелости- все-таки Витерика сегодня уже достаточно набедокурила- ни желания. Слишком интересно было, что будет дальше, слишком много в крови было азарта и желания, слишком притягательно горели серые глаза… Через мгновение Всевышний сорвал с нее белье, что было весьма очевидным исходом, и с видимым удовольствием начал ее увлеченно лапать, оставляя разноцветные следы на нагом теле.
- Главное, не шевелиссссь,- мурашки пробежали по коже, девушка едва смогла подавить тихий стон, рвавшейся с ее губ при прикосновении горячего языка к нежной шее. И только через секунду до полубогини дошел смысл слов хозяина. Не шевелиться? Что, вообще?! И сколько?!- Витерика слегка помрачнела. Усидеть на месте этой беспокойной особе было практически так же нереально, как и оседлать это огромное жуткое животное, мирно дрыхнущее в углу комнаты, и прокатиться на нем до Бездны. Но все-таки девушка решила попробовать. Попозировать для рисунка, а не навестить младшую сестру Мольера верхом на Шильгарре.
В этих жутких мучениях прошло полчаса. Все это время девушка честно старалась не двигаться, но почувствовав, что от долгого стояния у нее затекли не только ноги, но и все прочие конечности, неудавшаяся натурщица шумно вздохнула, размялась (весьма эротично, что уж скрывать), и вновь уселась на многострадальный стол. Как-то прикрыть свое обнаженное тело она даже не подумала- все свои, в конце концов.
-Я устала- заявила Витерика и потянулась, выгнув спину,- и работать дальше без платы отказываюсь. К тому же, ты еще должен мне за то время, что я изображала из себя статую богини красоты,- произнеся это, девушка повернулась к Всевышнему лицом и, вглядевшись в его глаза, продолжила,- Но я надеюсь, ты найдешь способ мне достойно отплатить?..- и совершенно нагло улыбнулась.

0

7

Надо отдать должное Ярне: иногда она вкладывает в людей совершенно не свойственную им красоту. Самое удивительное, что красоты этой, по сути, они никогда не были и не будут достойны. Что они сделали для мира? Ровным счетом ничего. И «эта» тоже не была достойна, но...  это не значило, что Мольер не собирался воспользоваться дарованиями природы. Шутка-не шутка, но за эти минуты, пока он наносил короткие резкие штрихи на бумагу, Бог успел влюбиться в очаровательность наглой улыбки, сквозившей во всем нагом образе девушке. Ну, сами понимаете, творческие боги вообще существа не постоянные... Так что объекты насмешек могут быстро перебежать на сторону объектов вожделения. Впрочем, путь обратно они проделывают также быстро.
Изгибы, линии догоняют друг друга, карандаш размазывается пальцем – взгляд прочь от бумаги – ближе к карим глазам.  Ухмылка играет на тонких губах, а миледи уже явно наскучила его игра. Миледи желает большего…
- Что же, рисование действительно может и подождать! – планшет и листы уже летят из его рук на пол, огонь лижет ступни Бога, как преданный пес, и в его собственных глазах загорается серое пламя. Туника с алыми вставками, кажется, только ждала момента, чтобы также эффектно пасть ниц перед красотой полубогини, обнажая великолепие ее учителя. На этом, правда, эффектность закончилась – Мастер внезапно оказался перед Витерикой, одной рукой уперевшись в стол, другую же положив на тонкую шею девушки.
- Чтобы рисовать натуру, ее нужно… - бог придвинулся еще ближе, нависнув над «моделью»; большим и указательным пальцем взял ее за подбородок и выдохнул, - прочувствовать… - прямо в эту наглую ухмылку, которой он, конечно, был достоин.

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Личные эпизоды » what`s up, Vinny?