Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » the first failure


the first failure

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название темы
the first failure

2. Участники
Гэйбриэл Фьерста, Генри О'Брайн

3. Описание локации
Жилой район, особняк О'Брайн, второй этаж. Полутемный длинный коридор. Пол покрыт мягким ворсовым ковром, приглушающим звуки шагов, на стенах, обшитых панелями, горят светильники - канделябры со свечами, большая часть которых уже погасла, а еще часть вот-вот прикажет долго жить.

4. Дата (время) и предыстория
598 год, середина июля. Около трех часов утра, так называемое время волка. За окном - непроглядная тьма.
В поместье О'Брайн останавливается один гость из тех, кто в общем-то большой роли в политике не играет, и используется в основном для того, чтобы показать, как хорошо градоправитель относится к своим "подданным". Исключительно в политических целях гость был поселен неподалеку от комнаты градоправителя и его жены. А теперь - внимание, самое интересное! Наемный убийца по прозвищу Тень получает "заказ" на гостя мэра и, скрепя сердце (наниматель сулит если не золотые горы, то по крайней мере весьма внушительную сумму) и решив на этот раз отринуть свою привычную политику невмешательства в политику, отправляется на дело. Но в полутемном коридоре происходит встреча, - встреча, которая при нормальных обстоятельствах никогда бы не состоялась...

0

2

Каждому человеку присуще только своё собственное пробуждение внутри собственного дома. Всякий раз, просыпаясь, человек совершает хотя бы несколько одинаковых движений. Что лишь выражает индивидуальность каждого индивидуума.
Однако это утро градоначальника, несмотря на сулящую замечательные часы гору неразобранных бумаг на столе в правительстве, было не таким, как всегда. К нередкому отсутствию жены в постели Генри привык, ибо постоянно напоминал себе о том, что любая женщина должна выглядеть прекрасно, потому и тратить много времени на создание нужного облика. Его насторожило что-то иное, но вот точно установить суть этого противного пробуждения ему не удалось. Возможно, это из-за тепла. Надо бы уже придумать на лето, но некогда. Работы много. О'Брайн какое-то время полежал, потом с провальной симуляцией неохоты поднялся и занялся утренним туалетом, занявшем от силы минут пять. Левая нога снова ныла тупой надоедливой болью и униматься в ближайшее время точно не собиралась. Потому, прихватив с собой свечу - даже полностью освещённый коридор не мог остановить Генри, - градоначальник вышел в, как он и ожидал, уже полный тенями коридор. И зачем его только так спроектировали? - сердито думал мужчина, торопливо шагая вперёд и морщась при каждом соприкосновении больной ноги и пола, - Хотя тут прохладно, что можно простить.
а куда, спрашивается, так спешил человек, недавно вставший с постели? Разумеется, к своей любимой наложнице - работе.

0

3

Тихой летней ночью хорошо было спать – или, если вы страдаете бессонницей, неспешно прогуливаться по улице в благопристойном квартале (на всякий случай – с пятеркой-шестеркой парней из личной охраны). Было тепло, но не жарко, в воздухе висел аромат полыни, дыма и кого-то, кто явно недавно отбросил копыта.
Впрочем, это все лирика. Нас интересует вовсе не погода в Рейнсоне, на территории которого происходят описываемые события, а кое-что другое.
Точнее, кое-кто. Вон та черная тень, лишь на тон темнее стены здания, к которой она прижимается, видите? Это, собственно, и есть тот, о ком пойдет наш краткий рассказ.
Гм, да. Почему рядом нет охраны, хотя район вполне благополучный? Да потому, что охрана этому человеку нужна, как собаке – пятая нога. Ибо охранять она будет не его, а окружающих – по дороге на виселицу, для пущего спокойствия.
Вы поднимаете глаза вверх и перечитываете первый абзац? Автор сознается, он лукавил – в такую ночь по улицам славного города Грехов неспешно прогуливаются не только страдающие бессонницей негоцианты и политики. В ночное время – заметим, в любое ночное время, вне зависимости от времени года, – в Рейнсоне кипит жизнь. Бурлит, можно сказать. И жизнь эта весьма примечательна – хотя бы тем, что те, кто представляет собой собственно «жизнь», обычно стоят вне закона.
Впрочем, мы опять отвлеклись. А между тем тень уже миновала освещенную полной луной дорожку, старательно выбирая наименее светлые места, успешно взяла одиноким штурмом высокую ограду внушительного особняка, и сейчас примеривается к одному из окон первого этажа.
Тень – это… Тень. Нет, он не вор. И не сумасшедший коллекционер нижнего белья влиятельных мира всего. Все гораздо прозаичнее. Тень – наемный убийца. И сейчас он, поступившись в первый раз в жизни своим принципом невмешательства в политику, собирается убить одного из тех, кто сейчас сладко спит в кроватях. Впрочем, хозяину особняка, его жене и прислуге бояться нечего – Тень интересует только гость, мирно посапывающий на втором этаже.
В сумке Тени лежит небольшой флакон из небьющегося стекла, за который с него взяли более чем приличную сумму. Впрочем, убийца знает, что все окупится – и риск, и яд, и собственно убийство… если заказ будет выполнен, в чем он уже сомневается.
Но он не привык отступать на полпути и поэтому сейчас уже находится внутри здания, аккуратно прикрывая окно. Ни стражи, ни собак. Это больше всего беспокоит убийцу, заставляя его теряться в раздумьях, то ли хозяин дома настолько уверен в себе, то ли возле жилых комнат его ожидает весьма неприятный сюрприз.
Признаться, Тень предпочитает первый вариант. И сейчас уже неспешно поднимается по лестнице, стараясь (скорее по привычке), чтобы ни одна ступенька не скрипнула. Но здесь ему не о чем тревожиться – слуги градоправителя знали свое дело, да и дом строился на совесть.
Да. Да, да и еще раз да. Убийца забрался в особняк самого мэра. Впрочем, как вы уже знаете, вовсе не для убийства его владельца.
В коридоре на втором этаже еще горят свечи – наверное, для того, чтобы те, кто выйдет по делам, не окончили свой жизненный путь, позорно пропустив ступеньки лестницы или острый угол. Тень неуверенно замирает, но спустя несколько секунд все же решается продолжить свой путь. Ему нужна одна из комнат в самом конце коридора, и убийца успевает пройти больше половины пути, прежде чем…
Прежде чем раздается звук шагов. Звук приглушенный, но все же Тени он ясно слышен. Кто-то идет по направлению к нему, судя по всему, держа в руке канделябр – по стенам расползаются отсветы живого желто-оранжевого пламени.
Тень замирает каменной статуей. Спрятаться в коридоре совершенно негде, в комнаты уже не заскочить, во всяком случае, бесшумно, и убийца, с грустью подумав о том, как он бесславно попадется, остается на месте, напряженно ожидая… кого?
Через несколько секунд впереди показывается… сам мэр собственной персоной.
Тень сейчас больше всего напоминает лису, которая забралась в курятник и обнаружила там вместо безобидных несушек здорового цепного пса. Впрочем, выражение его лица остается неизменным, а само лицо – скрытым под глубоким капюшоном черной куртки.
Не заметить его в освещенном коридоре мог только слепой, а градоправитель нарушение зрения не страдал.

0

4

- Почему ковёр глушит шаги? Это неудобно. Непрактично. Терпеть не могу этот пол. почему он не скрипит? Плевать, что дом молод, пол обязан скрипеть! Я же не понимаю, вешу ли я хоть сколько-нибудь? - мысленно бушевал градоправитель, разбуженный застарелой болью в чудовищную рань. - Постоянно тухнушие свечи! Какого... какого ни вообще нужны? Никакой практической пользы!..
Канделябр в руке нередко дёргался, когда Генри находил особо возмущающую его причину плохого настроения. Бедная свеча триста раз пожалела, что попалась под руку в такой неурочный час. Пламя трепыхалось, грозя оставить градоначальника в темноте так неудачно спроектированного коридора.
Он уже предвкушал, какой великолепный разнос будет устроен в правительстве - речь там давно шла о каком-то маленьком, но чрезвычайно важном указе, немало попортившем нервов мэру, - когда его взгляд наткнулся на чью-то обувь. Это не могла быть прислуга - слишком хорошо О'Брайн её выдрессировал. Да и как иначе? Хочешь не вылететь из дома его в первую же неделю - будь любезен следовать немногочисленным, но крайне необходимым правилам. Не шататься по ночам, не попадаться хозяевам на глаза, ходить по дому абсолютно бесшумно...
Итак, градоправитель остановился в недоумении. Ни один человек не осмелился бы войти даже с кипой деловых бумаг настолько рано утром к нему в дом. Обычно это было чревато весьма неприятными последствиями вплоть до той самой плахи... Минимум был представлен каким-либо метательным предметом вроде чернильницы. Заинтригованный неожиданным посетителем, владелец дома изволил поднять свой презрительный взор от пола, дабы разглядеть, кого нелёгкая принесла ему навстречу.
Правда, тут его постигло некоторое разочарование. Лицо незнакомца было скрыто капюшоном куртки.
- Итак. Что мы тут делаем? - холодно спросил О'Брайн. - Вы занимаете коридор.

+1

5

На время Гэйбриэл, казалось, совсем забыл, как надо дышать. Он просто застыл на месте, не двигаясь, устремив свой взгляд на приближающуюся фигуру градоправителя. То есть тело застыло, а вот мысли — очень даже нет. Вопреки здравому смыслу, эти самые мысли планировали между глубоко нецензурными и метаниями между «убрать — не убрать». И только голос О'Брайна вырвал Тень из так несвойственного ему состояния, близкого к панике. Да, говоря откровенно, убийца, впервые оказавшийся в подобной ситуации и как никогда близкий к откровенному провалу, не знал, как ему реагировать на происходящее и что вообще предпринять. Возможно, со стороны такая реакция (точнее, почти полное отсутствие таковой) от взрослого мужчины и смотрелась смешно или глупо, но сам Фьерста так не считал.
Через примерно половину минуты после того, как прозвучал вопрос хозяина дома, Гэйб более-менее сумел привести свои мысли в относительный, но все же порядок, так и не ответив самому себе, что ему делать — уйти и провалить заказ или вернуться чуть позже (и не будет ли это ошибкой). Быстро сморгнув, он сделал короткий шаг в сторону, почти прижавшись к стене и давая пройти господину мэру.
— Я приношу извинения, господин, — как можно более доброжелательно произнес он, пытаясь изобразить одного из слуг, и одновременно стараясь не подать вид, как сильно ему не нравится обращение «господин». — Ваш вид поразил меня в самое сердце. Еще раз приношу извинения за то, что заставил вас ждать. Но теперь ваш путь свободен, господин. Может быть, у вас найдется для меня какое-то поручение?
Отчего-то в голове наемного убийцы, до этого никогда не увлекавшегося пустыми фантазиями, всплыла странная четкая картина: окровавленное тело в черном и склонившаяся над ним фигура, держащая в руке заляпанный кровью канделябр вроде того, что сейчас находился в ладони градоправителя.

0

6

О'Брайну мир казался сейчас сборищем безумного хаоса и дурацких случайностей, по прихоти Триады ставшим чем-то логичным и структурным. Простейшим решением было одно короткое, но ёмкое и могучее движение - никаких свидетелей, ни единой души вокруг. А после кошка могла вдоволь наиграться с заблудшей в хищничье логово мышкой. И этот пробравшийся зверёк, как шептал внутренний голос, едва ли служил в доме. Хотя он имел право на ошибку... Вероятность того, что новеньким крепко-накрепко вбили в голову правило "не попадаться на глаза", была чрезмерно высока. А оплошности случаются даже у самых осмотрительных людей.
Рана снова кольнула, напоминая о своём постоянном присутствии совсем близко. Но Генри едва поморщился - он привык к более сильным её ударам-напоминаниям. Мир окончательно для градоправителя превратился в фальшивую игру, куда он по недоразумению попал. Что же стоило оставаться в постели дальше? Но что случилось бы тогда? Вряд ли это кому ведомо.
В конце-то концов, было здесь и теперь. То, что могло быть, - удел гаданий.
- Я мог бы поразить Вас не менее точно, - с иронией процедил мэр. - Не будь ту света от свечей... кто знает? - Зелёные глаза недвусмысленно блеснули, намекая на бывшую рядом смерть. Он ведь в темноте действительно мог обознаться. - Что Вы могли позабыть в столь ранний час тут? - Пустой и серьёзный голос. Словно ведение очередного допроса.
Зачем искать работу в правительстве, если волей Шатани она является тебе на порог?

0

7

Градоправитель, в неярком свете свечей отчего-то показавшийся Гэйбриэлу воплощением всемирного Зла, остановился, а сам убийца и вовсе, казалось, перестал дышать, довольно успешно изображая из себя статую под названием «Тут неподалеку прополз грахен». Правда, эта самая статуя еще недавно двигалась, говорила и вообще…
В общем, надежды Тени на то, что его сочтут предметом интерьера, пусть и говорящим, не оправдались. По правде говоря – потерпели сокрушительное поражение, присоединившись к недавно похороненным жизненным принципам…
Когда прозвучали первые слова градоправителя, Гэйбриэл смутно припомнил, что несколько секунд назад он вроде нес какую-то несусветную чушь… кажется, что-то про поручения…
«Я – идиот», – с безмолвным отчаянием подумал Тень, судорожно пытаясь найти выход из положения, в котором оказался. Отчего-то голова напрочь отказывалась работать, да и привычное уравновешенное состояние летело в тартарары, вкупе, судя по всему, с удачным исходом дела.
– Я работал, господин, – пробормотал Тень, сказав на сей раз чистую правду. Он и в самом деле работал. А теперь, видимо, уже не будет работать. Никогда.

0

8

- Разве ж я зверь какой? - тихо, плавно и пусто сказал О'Брайн. - Людей вроде бы и не ел, даже руки не подымал. - Последнее было скорее прикрыванием глаз на некоторые очень и очень очевидные факты. Вроде кидания предметов для письма. Последнее перо так и торчало в двери. Вопрос "как?" тут уже никоим образом не помогал - ну вот разозлился градоправитель и кинул, что под руку попало. Просто немного силу не рассчитал. или дверь такая мягкая? С этим Генри пока не определился. И в ближайшие три дня определяться не собирался.
- Даже взглядом не сверлил, можешь себе представить? - этакий успокоитель вне работы. Похожий на кота,  у которого где-то в запаснике мышь, сметана и валерьянка. И всё в достаточном количестве. Вот такой запасливый и весьма опасный кот. Заодно запугавший Совет. Да я просто уникален. Не люблю Совет, это же три часа ожиданий ма-а-аленького решения. Придумать бы что-нибудь и для них такого. Неплохая идея, пожалуй...

0

9

Естественно, Гэйбриэл не поверил ни одному заявлению градоправителя. Он вообще считал, что верить ему - это все равно что верить ядовитой змее, которая заявляет, что она - безвредный ужик и вообще питается исключительно воздухом. Но озвучить свое мнение означало подписать себе смертный приговор, причем подписанный к исполнению с особым садизмом. Посему Тень почел за благо промолчать и лишь покивать в особо эмоциональных местах - по-прежнему не показывая своего лица.
Именно в этот момент пришло осознание, что заказчик не дождется Тени с объявлением об успешно выполненном заказе. Может быть, и вовсе никого не дождется...
А ведь все казалось таким простым. Таким легким. Все, что от него требовалось - откинуть в сторону свои принципы. И вдруг оказалось, что именно эти принципы и не давали ему совершить глупость. Сдерживали его. А что теперь? Если удастся выйти живым... что он будет делать дальше? Забыть про принципы и скатиться вниз по лесенке, по которой он так упорно карабкался все эти годы? Еще глубже провалиться в яму, в которой оказался по собственной глупости? Или продолжить жить как и раньше?..

0

10

Тишина. Вот оно, настоящее сокровище. Ладно, согласные кивки в нужных местах могли как-то поспособствовать утихомириванию закипающей ключем где-то в глубине места, отведённого на местожительство души, ярости. Однако непредсказуемый фактор имени юношеской безалаберной заносчивости в виде внезапно занывшей ноги всегда приятно нетерпимым образом разворачивал ракурс восприятия мира в сторону паранойи. Хотя изначально градоправитель совершенно ей не обладал. Почему? Ну кто в здравом уме и обеспеченной семье будет "заболевать" такой ерундой? Это всё политика, будь она неладна. Как говорил иногда сам О'Брайн, "чтоб ей в Бездне вековать".
- Полагаю, цель визита не оправдалась, - с садистским сочувствием произнёс Генри. По лицу потихоньку начинала расползаться... улыбка. Правда, она только-только зарождалась, о чём свидетельствовали приподнявшиеся до ровной линии уголки губ. Он даже щуриться перестал.
Вероятно, в скором времени некоторые широко улыбающиеся коты должны были бы быть посрамлены.

0

11

Гэйбриэл сглотнул, с трудом пересилив себя: безумно хотелось поднять голову и посмотреть в глаза стоящему напротив человеку, так, как смотрит кролик на удава.
Или - загнанная в угол крыса.
Которая, как известно, способна на все.
Мысли, прежде лишь витавшие неоформленными эмоциями где-то там, на грани сознания, теперь сплотились и превратились во что-то большее. В слова... а слова, как известно, имеют большую, если не сказать всеобъемлющую, власть. Слова могут дать вам власть над самим собой - если подобрать их правильно. Иногда не помогают и цветистые увещевания, а порой бывает достаточно лишь одной короткой фразы - все зависит от того, какие эмоции вкладывает человек в произнесенную речь.
Мысли тоже обладают этим чудесным свойством, возможно, даже в большей степени - ведь, размышляя, человек остается наедине с самим собой, что позволяет...
Сосредоточиться.
Успокоиться.
Решиться.
Это ведь так просто - отступить. Что он здесь до сих пор делает, теперь, когда стало ясно, что заказ закончится неудачей? Может, все еще надеется, что все образумится? Зря.
Градоправитель ведь все равно догадается. Протянет ниточку от одного факта к другому, и свяжет целую паутинку интриги, в которой, быть может, пострадает Гильдия. Чуть-чуть надавить, чуть-чуть потянуть, чуть-чуть ослабить, и у О'Брайна появится прекрасный повод раз и навсегда покончить с Гильдией.
И пусть Тень не любит Гильдию, пусть. Это - не важное.
Гэйбриэл вздохнул, поднял взгляд на  градоправителя и шагнул назад. Чтобы через несколько секунд выскочить в открытое окно, аккуратно притворив его за собой, и раствориться в предрассветной темноте.

игра|ххх

Закрываем?

Отредактировано Фьерста-Тень (28-05-2011 16:38:39)

0

12

Хорошо, когда не видишь чужое лицо. Можешь строить только свои догадки. Которые бывают весьма насыщенными смыслом. или информацией - смотря зачем нужны догадки.
Неожиданный "гость" исчез. Что ж, О'Брайн не собирался отправлять кого-то по следу. "Гость" удалился сам. Даже окно за собой прикрыл. Это был любопытный опыт, как раз из тех, что приятно вспоминать в тёплом одиночестве зимы. Возможно, этим Генри и собирался заниматься холодными вечерами. Память всегда можно занять чем-то.
- Было приятно познакомиться. - Ироничные слова эхом разошлись по коридору. Градоправитель задул единственную оставшуюся гореть свечу на канделябре. Любопытное происшествие. И кто бы это был? Какая из нелегальных гильдий могла на такое осмелиться? Хотя все они хороши... Думаю, не стоит пока обращать на них усиленное внимание.
Внизу открыли дверь. Ветер, бодрящий и свежий, пронёсся по коридорам, задувая огоньки.
- Замечательное было утро, - ни к кому особо не обращаясь, сказал человек и, прихрамывая, со спокойным и ясным рассудком отправился вниз.
В конце-то концов, у него был гость. Про которого он чуть было не забыл.

Отредактировано Генри О'Брайн (31-05-2011 08:40:26)

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » the first failure