Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » angst and pink snot


angst and pink snot

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

1. Название темы
angst and pink snot
2. Участники
Юмалатар, Фьерста-Тень
3. Описание локации
Тёмные лабиринты, принадлежащие Гильдии, со множеством всевозможных переулков, дверей и лестниц. Всё пропитано мрачным отчуждением, тьмой и страхом, а над всем этим великолепием кружит никогда не исчезающий туман. Лучше сюда не ходить одному, а если уж зашёл - остерегайся, чтобы рука, появившаяся практически ниоткуда, не затащила тебя в одно из не менее тёмных и мрачных помещений.
4. Дата (время) и предыстория
Ноябрь, 600 год
Мрак, туман и темнота - что ещё нужно для счастья?..
Нормальные люди избегают подобные "заведения", да и как они туда попадут, но разве полубогиню и наёмного убийцу можно отнести к таковым? Подобно ледяным астероидам они мчатся навстречу друг другу, и столкновение уже неизбежно. А что из этого выйдет, судить, увы, не нам...

Отредактировано Jumala (24-05-2011 14:51:58)

0

2

Тени редко доводилось здесь бывать, и вовсе не потому, что убийца был здесь нежеланным гостем - как раз наоборот. Просто ему здесь не нравилось, как не нравилось и быть частью Гильдии: и эти подземелья, и Гильдия словно служили символом того, что он не свободен. Зависит от кого-то напрямую. Является всего лишь одним из, и...
В общем, нелюбовь эта, если принять во внимание свободолюбивый нрав Гэйбриэла, имела под собой веские основания. Но порой ее приходилось преодолевать, сминать и покорно являться, когда его вызывал кто-то из руководителей, или сам глава, что случалось крайне редко. Но порой Тень приводила сюда необходимость отчитаться перед теми же руководителями об успешно выполненном деле (а случалось это тогда, когда не было возможности встретиться в другом месте).
Как сейчас, например.
Впрочем, именно сейчас Фьерста уже успел отчитаться и сейчас шел обратно, такой же невозмутимый внешне, как и всегда, но крайне раздраженный. То ли день сегодня был неудачный, то ли убийца просто встал не с той ноги, но факт оставался фактом - несмотря на успешно выполненный заказ, Гэйбриэла преследовало по пятам чувство незавершенности. Оно, это чувство, кралось позади, мелькая неясными тенями где-то на самом краю обозримого пространство, и вызывало глухое раздражение, порой затмевавшего напрочь все остальные ощущения.
Тень свернул еще раз, оказавшись в темном коридоре, и только тогда услышал чьи-то шаги.

0

3

Юмалатар сама не знала, что занесло её в эту «обитель зла». Точнее, какой Шатани она согласилась на этот заказ, в котором предлагалось убить члена Гильдии.
Нет,  вроде бы всё просто – чего стоит бессмертной полубогине найти какого-то человека, пусть со схожей профессией, и убить его? Ничего проще, кроме разве что, того случая, когда этот самый человек находится в совершенно неизвестном тебе помещении, именуемым «подземельем».
Была уже середина дня – а девушка всё так же плутала по бесконечным лабиринтам, упустив свою «жертву». Однако, даже непривыкшая к такой красотище девушка не теряла надежду отыскать заветного человека.
Самое интересное, что за всё время пребывания под землёй, на лице Юмалы не дрогнуло ни одного мускула, выражения не изменилось ни на миллиметр.
В логове Гильдии способности поиска девушки практически сводились к нулю, поэтому приходилось полагаться исключительно на свою интуицию.
Чтобы совсем не сойти с ума от головной боли и тяжести, давящей на тело в этом омерзительном месте, Морская начала беззвучно напевать, хотя казалось, что в такой тишине, даже не произнося ни слова, она кричала во всё горло:
- Даже если время течёт так незаметно,
Что-то угнетает меня невыносимо.
Если бы ты знал, что совсем не замечаю,
Как моя душа меня покидает.
Даже если остановить смогу я время,
Повернуть назад эту реку просто невозможно.
Что вокруг меня - я не сильно понимаю,
Только на себя я и полагаюсь.

Вдруг, Морская моргнула и остановилась. Начало куплета она попевала уже про себя, при этом, каким-то невероятным способом прислушиваясь к окружающим её звукам.
Вижу ли я сон? Иль не вижу ничего?
Бесполезно говорить, важно только лишь одно.
От тоски устала я, и должно быть в этом всё:
Просто жить без всяких чувств, будет лучше мне всего.

Постояв так где-то с полминуты, девушка двинулась дальше. Но, видимо фортуна изменила ей в этот раз – лишь благодаря сноровке Юмалатар не врезалась к стоящего перед ней.
Дальнейшее можно даже не объяснять. Или объяснить, но как можно короче:
Так вот кого я слышала. Меня заметили!

Отредактировано Jumala (24-05-2011 18:59:24)

0

4

Гэйбриэл отшатнулся назад, с трудом удержавшись от того, чтобы не применить грубую силу и не оглушить того, кто имел несчастье едва не врезаться в него. Никогда не знаешь, кого встретишь здесь, в подземном лабиринте, и лучше не распускать руки, пока не увидишь лицо встреченного человека. Иначе не миновать беды...
Впрочем, как оказалось, именно в этот раз он мог и распустить руки - для разнообразия. Ибо эту девушку, стоящую перед ним, он ни разу не видел - ни в Гильдии (что уже говорило о многом; впрочем, в то же время, могло и вовсе ни о чем не говорить), ни в Рейнсоне. Нет, сам факт ее существования вполне допускался, но... лучше поостеречься.
Тень раздраженно выдохнул.
«Какого ... она здесь шляется?! Здесь что, проходной двор?! Или бордель?!»
Впрочем, нападать тоже не стоило. Из разумных соображений. Поэтому Фьерста с задал вопрос, прозвучавший неожиданно резко - неожиданно в первую очередь для него, ибо копившееся внутри раздражение все же нашло выход... и отнюдь не желало считаться с увещеваниями разума.
— Что ты здесь делаешь?

0

5

Когда человек, на которого имела счастье натолкнуться  юная полубогиня, нервно дёрнулся, явно порываясь ударить её, Юмалатар рефлекторно отпрянула. Удара не последовало. На его же счастье, - решила она.
В то время как у незнакомца кипела мозговая деятельность, Морская, в своей обычной манере прищурив глаза, быстрым взглядом изучала его. Через пару секунд, до неё окончательно дошло, что данный экземпляр человеческого общества очень сильно похож на того, кого она выбрала в «жертвы». Несказанно обрадовавшись, и ровно на столько же испугавшись, полубогиня невольно отмечала про себя черты лица незнакомца. Заказывавший действительно прекрасно объяснял – все черты лица, волосы, рост, и даже примерный возраст точно соответствовали описанию.
Но тут, человек видимо пришёл к какому-то решению, и, грозно смотря на неё сверху вниз, спросил, какого Химмела она тут забыла.
Ответ получил он не сразу, так как какого-то непонятного Химмела она залюбовалась незнакомцем. В следующее мгновение до неё дошло, что она чуть ли не открыто пялится на какого-то наёмника, благо, что капюшон скрывал лицо. Одёрнув себя, она (для самой себя неожиданно), задала встречный вопрос:
- Твоё имя – Фьерста?
Вопрос получился тоже довольно таки резким, так как девушка обозлилась на саму себя, что сегодня всё выбивает её из колеи, заставляет проявлять целую орду чувств. Выругавшись про себя, и снова надев свою столь же излюбленную, сколько же ненавистную, маску абсолютной спокойности вперемешку с безразличием, она пару раз выдохнула. И вроде как начала успокаиваться.
Вроде как.

0

6

Ответ девушки прозвучал не менее резко, правда, слова в нем были совсем не те, что ожидал услышать Тень. Правда, и это тоже было неплохо, ибо... ибо они сказали, пожалуй, даже больше.
Она ищет его. Вернее, уже нашла, но он, разумеется, ей об этом говорить не собирается. Даже если ей его описали... мало ли в городе таких, как он? И, кстати, зачем он ей нужен? Она - заказчик? Но с заказчиками встречаются в другом месте. Значит... что-то другое.
Гэйбриэл вдруг понял, что смутило его больше всего: как эта особа сюда попала? В подземелья Гильдии не пускали простых людей, и... значит, она связана с Гильдией? Но как?
Слишком много вопросов. А ответы на них лучше всего получить у самой незнакомки.
— Нет, - с самым невинным видом заявил он девушке. И это было правдой - имя же у него другое! — А кто ты такая и зачем тебе Фьерста?

0

7

Юмалатар с какой-то странной, почти фанатичной упёртостью уставилась в глаза незнакомца, будто пытаясь залезть в его голову. И вот через пару секунд в глазах девушки уже загорелись два огонька, вот уже зрачки заплясали, выделывая немыслимые узоры, затягивая, будто бы пытаясь свести с ума того, кто имел несчастье заглянуть в них. Девушка стала медленно отходить назад, как тут…
Неожиданный ответ человека вторгся в её сознание. Юмалатар ругнулась одними губами, благо что лицо всё ещё закрывала тёмная материя. Ругалась она собственно даже не незнакомца, который, казалось, был сделан из камня, а на чёртово подземелье, в котором все магические способности полубогини сводились к нулю. Вот Мирру бы сюда…
Да уж, под землёй её старая знакомая была бы очень полезна. Но судьба часто выкидывает подобное, поэтому удивляться не следовало.
- Кто я такая, знать тебе совершенно необязательно, кем бы ты ни был, - совершенно спокойно ответила Морская.
Ну, раз пошла такая пьянка…
Девушка выдержала эфемерную паузу, и продолжила, решив для приличия немного приврать:
- А про Фьерсту я спросила просто так, от неожиданности, что на тебя наткнулась.
Девушка нервничала, сама не зная почему. Толи от абсолютного непонимания чувств человека, толи от гнетения замкнутого пространства.
В любом случае, напряжение возрастало с каждой секундой.

Не импровизируй! Откуда у тебя чтение мыслей? В анкете указано лишь про гипноз.
~ Шатани

Я глубоко извиняюсь, ибо я праведно считала, что указала в анкете сей животрепещущий пункт. В любом случае пост исправлен.

Отредактировано Jumala (28-05-2011 12:19:31)

0

8

Возникшее было чувство чужого настойчиво взгляда бесследно исчезло, стоило лишь прозвучать первым звукам его голоса, и оставило Гэйбриэла гадать - а было ли оно, это чувство? И если было... стоило ли обращать на него внимание? Ненужый вопрос, если учесть, что ответ ему уже не понадобится.
Слова незнакомки о том, что ему что-то знать необязательно, заставили его... нет, не напрячься. Незнакомка, судя по голосу, была слишком юна для того, чтобы быть по-настоящему опасной, а значит... она нервничала. Проникла сюда незнаконно - скорее всего, и, видимо, не успела заготовить подходящую легенду на случай непридвиденной встречи. Зря... впрочем, он и сам когда-то на таком попался. Излишняя уверенность в себе рождает неудачи.
Об этом свидетельствовала и последняя фраза незнакомки, в голосе которой, несмотря на нейтральный тон, все же скользнули едва уловимые для нетренированного слуха нотки.
Он молчал и смотрел на нее непроницаемым взглядом, словно цепной пес, в чей двор забралась мелкая шавка, которая, ко всему прочему, еще и ведет себя слишком нагло... Он словно решал, убить ее сразу или чуть позже, предварительно получив все возможные и невозможные сведения - по крайней мере, именно такое впечатление и должно было сложиться у незнакомки, загляни она ему в глаза.
Наконец Тень шагнул вперед, и...
Рука скользнула под капюшон, коснулась шеи, заставляя девушку сделать несколько шагов вперед и упереться спиной о стену. Гэйбриэл надавил - не сильно, но вполне ощутимо, словно говоря: дернешься - и я сломаю тебе шею.
- А теперь... скажи правду. Кто ты? И что ты здесь делаешь? - Голос Тени не утратил окончательно безвыразительность, но в нем уже проскальзывали легкие, но от этого не менее холодные пугающие нотки, не дающие возможности собеседнику солгать.

0

9

Юмалатар уже прикидывала в голове все возможные «планы отступления», как вдруг незнакомец сделал шаг вперёд. Холодные пальцы коснулись шеи, заставляя вздрогнуть и отступить к стене, а спину покрыться тысячами мурашек.
От резкого движения тонкая ткань плаща сдвинулась и капюшон «съехал» с волос, открывая миру прекрасную головушку полубогини. Выглядела девушка довольно мило, этому не мешали даже испуганный взгляд, и чуть сощуренные глаза, которые определённо пытались выразить насмешку над всем окружающим их миром.
После соприкосновения позвоночника и стены, Морская чуть слышно зашипела, и выдохнула, дабы сдуть с лица мешающие прядки вьющихся волос, так неудачно закрывавших глаза.
Сил применять магию почти не осталось, поэтому девушка осталась практически безоружной, если не считать кинжала, спрятанного где-то в складках одежды.
Вот ведь… И какого Мольера я вообще согласилась идти сюда, какого Мольера решила не брать с собой варана?! Найти бы этого самого Мольера, да врезать ему! Естественно, под Мольером девушка подразумевала совсем не Всевышнего бога, однако любви к самому богу от этого не прибавилось. Скорее наоборот.
После вопроса наёмника, со звучащими в нём стальными нотками, в полубогине заиграло самолюбие. Самолюбие будто кричало, как этот человек вообще посмел притронуться к ней, к божественному созданию, да ещё и таким тоном разговаривать с ней?! При этом это самое самолюбие разрасталось с каждой секундой, полностью вытесняя все разумные мысли. Хотя были ли они, эти самые разумные мысли, в ней, в семнадцатилетней девчонке?!
В любом случае, как Юмалатар не пыталась запихнуть все свои чувства куда подальше, и девствовать холодно и расчётливо, юношеский пыл взял вверх.
- Да как ты смеешь приказывать мне, смертный, и с чего ты взял, что я отвечу тебе?! – прошипела полубогиня, будто бросая вызов незнакомцу. И только когда она сказала это, Морская поняла, ЧТО она сказала.
Самолюбие исчезло. На смену пришёл всепоглощающий страх.

+1

10

Женщины похожи на кошек. Иногда - благодушно-пушистые, дарующие ласку и теплый взгляд глубоких глаз; иногда - рассерженные, встопорщившие шерстку и показывающие всем окружающим клыки и когти... И данная конкретная девушка тоже не стала исключением.
На лицее ее, которое открылось, стоило съехать с головы капюшону, причудливо смешались страх и... раздражение? Превосходство?
Все же женщины странные существа. Пожалуй, только они способы одновременно и бояться, и чувствовать себя сильнее. Возможно, именно это в них и привлекает?..
Она ответила на его вопрос, но на этот раз... попалась. В собственную ловушку. Ловушку собственных эмоций, вынудивших ее...
Ответить? О, она сказала даже больше, чем он рассчитывал, но все же не до конца.
На лице Тени не дрогнул ни один мускул, и даже выражение глаз почти не изменилось, ну внутри, под бесстрастной оболочкой, были... эмоции. Недоумение, недоверие, неуверенность... и что-то еще, что сам Гэйбриэл не смог бы описать. Мыли вились беспокойными бабочками образов, летящими на огонь, и сгорали раньше, чем превращались в полноценные слова.
Это обращение... "смертный". Значит она... кто? Решение снова задать тот же вопрос показалось глупым, словно разгадка лежала где-то на поверхности, следовало лишь чуть-чуть напрячься, и... разгадать ее.
И снова молчание. Давящее. Пугающее. Неизменное.
Только рука сдавила горло чуть сильней, предупреждая любой звук, готовый вырваться из него без разрешения мужчины.
- Что. Ты. Здесь. Делаешь? - раздельно произнес Гэйбриэл, чуть приблизив свое лицо к личу девушки. Отчего-то безумно хотелось узнать ответ на свой вопрос, и это желание заставляло его... действовать.

+1

11

На лице человека не дрогнул ни один мускул, и выражение не изменилось. Только юная полубогиня всё равно смогла почувствовать то, чего она и боялась, а именно - разгорающийся интерес. Да-да, именно тот интерес, ради которого ты начинаешь действовать, ради которого способен пойти на всё. Ну, или почти на все…
Рука на шее чуть усилила хватку, но и этого хватило, чтобы кислород стал проникать эдакими рывками, а на горле появилось неприятное ощущение давления.
Когда лицо незнакомца приблизилось, девушка рефлекторно отвернулась, а после его слов  дыхание теперь явственно ощущалось на щеке. Итак достаточно бледная кожа девушки, казалось, стала ещё бледнее.
Отвечать нормально не хотелось, хотелось либо упёрто молчать, либо сморозить какую-нибудь глупость, однако Юмалатар прекрасно понимала, что делать так себе дороже.
Решив тянуть время она выдерживала паузу, чуть приоткрыв рот, а тем временем пыталась как можно незаметнее прижать обе руки к стене. Убивать его было без надобности, если он всё-таки не Фьерста, - только обезоружить наёмника, испугать или просто вывести из строя.
А отпусти он её хоть на секунду, - и она исчезнет, испарится, перенесясь куда-нибудь подальше из этого подземелья.
И вот ладони уже прижались к холодным, почти ледяным стенам, а под пальцами уже появились еле заметные трещинки. По каменным сводам прошлась дрожь, заметная лишь натренированному взгляду, а на противоположной стене появились первые капли воды, стекающие тонкими струйками и превращающиеся из струек в змеек, которые в свою очередь, стекаются в одну большую змею.
- Я ищу наёмника Фьерсту, известного так же под прозвищем Тень, - довольно тихий шёпот, который постепенно становится громче.
Девушка облизывает пересохшие губы, которые через секунду складываются в ехидную усмешку.
- Узнал, что хотел? А теперь, советую тебе обернуться!..
Чуть скося взгляд, Морская довольно цокает языком. Сердце, до этого стучащее как бешенное, дёргается в последний раз, и опять возвращается к своему привычному ритму. И у него есть причина, а именно – стихия полубогини.
Её стихия, которая никогда не подводила, и не подвела и в этот раз! И пусть животное она сможет поддерживать не более десяти минут, если не меньше, её новому знакомому ведь это не известно, правда?..

Отредактировано Jumala (28-05-2011 18:03:37)

0

12

Девушка отвернулась, побледнев, и, похоже, не собираясь отвечать на его вопрос. По крайней мере, так ему показалось на первый взгляд, но потом она все же ответила. И вновь - увиливая от прямого ответа, что начинало раздражать.
К тому же, Гэйбриэлу показалось, что за секунду до того, как с губ девушки сорвались первые слова, он уловил за спиной какой-то странный звук... легкий шорох, шуршание, словно капли стекали по стене... но откуда здесь взяться воде? Подозрение, что происходит что-то странное, возникло и укрепилось еще сильнее, стоило незнакомке произнести последнюю фразу. А еще больше Тень насторожил ее тон - ехидный, с нотками превосходства...
Он не сомневался ни секунды: прежде чем оборачиваться и смотреть себе за спину, следовало устранить то, что могло нанести ему удар спереди. Не убить. Просто на какое-то время лишить возможности сделать что-то... нехорошее.
Убийца еще сильнее сжал пальцы на горле девушки, перекрывая воздуху доступ в легкие, и, коротко замахнувшись другой рукой, ударил. В живот. Достаточно сильно, чтобы заставить девушку согнуться пополам (впрочем, он не собирался ей этого позволять, прижав к стене), но недостаточно сильно, чтобы что-то повредить.
- А теперь давай поговорим еще раз, - произнес Гэйбриэл, напряженно вслушиваясь в пространство за спиной и всматриваясь в карие глаза незнакомки. - Только по существу. - Голос его был словно по-прежнему безвыразительным, но... в нем появились новые, едва заметные нотки. Не стальные. Ласковые. И - более пугающие.

Отредактировано Фьерста-Тень (30-05-2011 02:23:29)

0

13

Удар в живот отозвался тупой болью, достаточно сильной, чтобы сдавленно охнуть, выпуская из горла столь драгоценный воздух, но недостаточной, чтобы вывести девушку из игры. Тело дёрнулось, сгибаясь, но действовало оно исключительно на рефлексах. Тем более что согнуться девушке не дала рука, прижимающая её за горло к стене.
В ответ на предложение (звучащее скорее как приказ) всё таки поговорить по существу Юмалатар только закусила губу, всем видом показывая, что она готова стоять на своём решении, а именно - молчать, до последнего...

А сейчас, давайте сделаем небольшое лирическое отступление, и я расскажу вам о чувствах полубогини, о её ощущениях. Только обещайте мне, что попробуете прочувствовать все, о чём я вам буду говорить...
А теперь представьте, - все звуки доносятся до вас с некоторым опозданием, и слово бы через густой туман, мешающий не только видеть, но и слышать. Прибавьте к этому головную боль, тупо отдающуюся в мозгу, помножьте на зудящую боль в области живота, а так же на гнетящую обстановку мрачных подземелий, поделите на способность полубогини к терпению, и некоторой юолевой терпимости (которая, к сожалению, у Морской слишком мала), и смело вычитайте из всего этого, на удивление жизненного, уравнения, стойкую упёртость и желание стоять на своём до поледнего.
И пожалуйста, не спрашивайте, зачем эта глупая девица ещё не попыталась убить того смертного, что сдавливает её горло, и не даёт дышать. Если вы ещё не забыли, то ей всего семнадцать лет, и она всё-таки немого страшно убивать ни в чём не повинных людей, тем более таких симпатичных. И не пытайтесь обьяснить, что этот человек, именно тот, которого она и ищет, - она вас всё равно не услышит...

Через несколько секунд активной мозговой деятельности, Морская всё же поняла, чего она испугалась в этих, вроде как, вполне спокойных, и даже ласковых словах. Ласковых...
Да, слова звучали настолько безысходно для девушки, что она испугалась уже по настоящему. И этому страху уже не препятствовало происхождение девушки, спрятанное в одежде оружие и даже животное, готовящееся к атаке за спиной мужчины, готовое защищать полубогиню до последнего...
Впервые Юмалатар почувствовала себя лисицой, загнанной в хитроумную ловушку охотников, которые, поймав долгожданную добычу, теперь глумлятся над ней и громко хохочут...
Почему именно лисицей, спросите вы? О, тут всё просто. Смотрите сами - животное хитро, умно и быстро. Но животное молодо, а охотики опытны, тем более что у них в руках сила, на которую пока что ничего не повлияло.
А ведь самой Морской уже хотелось просто сползти по стене вниз, и там сидеть, абсолютно ничего не делая. И только юношеский пыл всё подстрекал держаться и... Молчать. Вот она и молчала. Всё так же поджав губы, кстати. Ну, это так, к сведенью...

+1

14

Девушка молчала, упрямо пожав губы. Тень чуть ослабил давление пальцев на горле, давая ей возможность вдохнуть еще немного воздуха и, наконец, рассказать все, что требовалось, но, похоже, незваная гостья была упрямой. И пусть она боялась - это было видно, но отвечать не собиралась.
Что ж, ей же хуже.
«Глупая. Это бесполезно - молчать. Просто скажи»
Неопределенность пугает больше определенности. Особенно когда дальнейшее развитие событий зависит вовсе не от тебя... девушка слишком молода, чтобы понять? Или она привыкла, что все зависит от нее? Это плохо. Для нее, разумеется.
Ну как, девочка, тебе нравится? Нравится, когда все зависит не от тебя? Конечно нет. В будущем тебе стоит учесть сей печальный опыт... если у тебя будет будущее, конечно.
Нет ничего неприятней, когда человек отказывается отвечать на заданные вопросы. Получению прямого ответа может препятствовать множество вещей: обстановка, личность вопрошающего, состояние ответчика... а быть может, и все сразу. По правде говоря, Гэйбриэлу было наплевать, как там себя чувствует в плане удобств девушка - для него был важен лишь ответ, который он намеревался получить. Любой ценой.
Впрочем, «разговаривать» в коридоре было несколько... накладно. Могут появиться лишние свидетели, которые увидят или услышат то, что им знать вовсе не обязательно. А это значит, что следовало переместиться куда-нибудь еще. Скажем, в одну из пустующих сейчас комнат, которых в подземельях Гильдии было если не множество, то достаточно.
Но оставлять девушку в сознании Тень не желал. Не желал - и все тут.
Пальцы Гэйбриэла скользнули по шее девушки почти нежно, отыскивая нужные точки, на которые нужно надавить, и...
Глаза ее закрылись, и незнакомка сползла в тихий обморок. Минут на пять, но... ему больше и не надо. Чуть присев и забросив безвольное тело на плечо (чуть было тихо при этом не крякнув - весила девушка хоть и немного, но все же изрядно), Тень повернулся, и...
Увидел змею. Змея его тоже увидела и тихо зашипела, отчего-то напомнив мужчине всплеск речной воды. Тень, припомнив, что некоторое время назад краем уха слышал похожий звук, не стал особо заморачиваться на этот счет и пнул странное создание, невесть как оказавшееся тут, ногой, отчего то... рассыпалось веером прозрачных капель, намочив штаны и плащ мужчины.
Слегка озадаченно моргнув, убийца, тем не менее, останавливаться не стал и решительно направился в сторону ближайшей двери.
За ней обнаружилась комната, в которой из мебели были только старая кровать и пара стульев - впрочем, Гэйбриэлу больше и не требовалось.
Девушка была свалена на кровать и освобождена от плаща с капюшоном. Под спальным местом обнаружился моток веревки, кем-то обгрызенный с одного конца, но от этого не менее функциональный. Через несколько секунд руки девушки были крепко привязаны к спинке кровати. Тень стряхнул с сиденья одного стула пыль и, пододвинув его к кровати, уселся на него в обманчиво-расслабленной позе, вынув кинжал и вертя его в пальцах. Девушка должна была вот-вот очнуться. И тогда...

+1

15

Тихо ойкнув, Юмалатар медленно сползла по стене. Последнее что она запомнила – это странное, почти нежное скольжение чужих пальцев по шее, а после этого темнота. Просто темнота, абсолютно безо всяких ощущений.
Очнувшись, девушка, по старой привычке несколько секунд просто лежала молча, не шевелясь, и соображая, где она находится. Затем Морская попробовала пошевелиться и встать, но весьма безуспешно – что-то (предположительно верёвка) стягивало руки, а шея отдавала тупой болью. Тихо застонав, Юмалатар открыла глаза и решила оглядеться, что получалось весьма плохо.
Что со мной случилось? Неужели я… Упала в обморок?! Не может быть, этого ни разу не случалось!.. А где тот смертный?! Быстро завозившись, полубогиня кое-как извернувшись всё же смогла принять сидячее положение. И даже разглядеть того человека.
Быстро, на сколько возможно, оглядев комнату и изучив обстановку, Морская нахмурилась. Во имя всех трёх Богов, ну я и влипла!
Всё же решив не паниковать, она попыталась взять себя в руки. Получалось, мягко говоря, плоховато… Ну а вы что хотели от полубогини геллы Воды?
Всё же, кое-как успокоившись, девушка сумела подавить в себе дрожь, и даже смогла спокойно спросить:
- Что. Тебе. От меня. Нужно?! – получилось довольно-таки резко, что было крайне невыгодно для сложившейся ситуации. Но Юмалатар наплевала на все увещевания мозга и интуиции. Она считала, что никто не сможет ничего сделать с ней, с божеством. А ведь зря, очень зря…
Чуть прищурившись, Морская уставилась на собеседника, попутно сдувая с лица пряди волос, да и вообще пытаясь расположить волосы так, чтобы они совсем не мешались. Получалось, опять-таки, плоховато.
Вот вернусь домой, срежу волосы ко всем бесам! Хотя нет. Мне их жалко… Химмеловский Мольер, о чём я думаю вообще?!

0

16

Она застонала и открыла глаза, пытаясь понять, где она находится. Гэйбриэл ее не торопил, внимательно наблюдая за реакцией и действиями девушки, все так же лаская пальцами сталь басселарда. Длинный кинжал, больше напоминающий короткий меч, дарил... уверенность? Скорее, естественное спокойствие, которое всегда возникало у мужчины, когда в руках у него было оружие. Заточенные полосы стали вообще имеют странное свойство изменять чувства своих обладателей... ну да не о том речь.
Девушка кое-как приняла сидячее положение (у Гэйбриэла скользнула странная, удовлетворяющая мысль, что незнакомка вполне могла вывихнуть себе руки) и нахмурилась, пытаясь скрыть свой страх. У нее получалось плохо - по крайней мере, эта грань ее чувств была перед Тенью как на ладони.
Она заговорила, и, как и раньше, Гэйбриэл не торопился отвечать на ее вопрос. Просто молчал и смотрел, как она пытается сдуть с лица упавшие на него каштановые пряди длинных волос. И, подгадав момент, когда девушка отвлеклась на секунду, задумавшись о чем-то своем, чуть привстал со стула, протянул левую руку, отводя волосы с ее лица... обхватил ладонью голову и надавил, заставляя незнакомку лечь на кровать. Тень присел на корточки, так, чтобы его лицо оказалось вровень с ее.
- Ответы. На мои вопросы. Коротко и ясно. - И невысказанный вопрос-угроза: «Поняла?»
Лезвие кинжала упиралось кончиком о пыльные камни пола.

0

17

Как завороженная, Юмалатар смотрела в светло-серые глаза незнакомца, и этому не препятствовали теперь даже волосы, так заботливо убранные с лица человеком. Через несколько секунд молчания, поток самых разных чувств нахлынул на юную полубогиню.
От незнакомца веяло спокойствием, превосходством, некой угрозой и… Лаской? Он как будто пытался успокоить распылившуюся девушку… Хотя, возможно ей так только казалось.
Неожиданно, чувство страха Морской притупилось, как, в общем, и все остальные чувства. Захотелось просто закрыть глаза и уснуть, а проснуться уже дома.
Ещё хотелось шоколада. С орехами. И варана обнять, чтобы он тихо рычал, будто урчащая кошка.
И маму вдруг обнять захотелось. Девушка вообще редко вспоминала свою родительницу, что уж говорить о проявлении таких нежностей.
Ещё хотелось увидеть солнечный свет, так чтобы после хорошего дождя, потом вдохнуть запах мокрого дерева и увидеть рассвет. А ещё лучше всё это сразу и вместе…
С трудом подавив в себе желание разрыдаться, словно маленькая девочка, Юмалатар пару раз моргнула и в который раз облизала пересохшие губы и тихо ответила:.
- Моё имя – Юмалатар… – и вот, кажется что девушка сейчас расскажет всё, что она уже сломлена, но…
- Ничего я тебе больше не скажу, - с неожиданным упрямством заявила Морская, - Всё что тебе следовало знать, я уже сказала. Даже больше!
О да, она будет стоять на своём до последнего! И она покажет этому смертному, кто сильнее и кто должен задавать вопросы.
Почувствовав неожиданный прилив сил, Юмалатар резко дёрнулась и снова приняла сидячее положение.
Не позволю приказывать мне!..

Отредактировано Jumala (30-05-2011 15:47:02)

0

18

Гэйбриэл тихо вздохнул и сел обратно на стул, откинувшись на его спинку, закрыв глаза и изо всех сил стараясь не дать волю своему раздражению. Это чувство, преследовавшее его весь день, начиная с самого раннего утра, все  крепло и крепло, и чем больше девушка сопротивлялась, не желая говорить, чем больше упорствовала, тем сильнее росло желание сбросить безразличную маску, и... и получить ответы на свои вопросы.
Девочка боится? Боится его. Это хорошо, это правильно... Но нужно, чтобы она боялась еще чуточку сильнее. Страх имеет чудесное свойство развязывать языки даже самым упертым...
Он открыл глаза. Девушка вновь сидела, и смотрела на него с какой-то странной смесью уверенности и... отчаяния?
Тень встал - медленно, плавно - как большой, сытый кот. Басселард занял свое место в ножнах на бедре, и мужчина присел на край кровати, рядом с Юмалатар. Посмотрел на нее - чуть грустно, слегка нахмурив брови. И, размахнушись, залепил пощечину, от которой голова девушки мотнулась влево.
Мужчина снова обхватил ладонью шею Юмалы, ощутил, как бешено бьется пульс под внезапно побледневшей кожей, надавил, заставляя девушку вновь лечь на кровать.
И скользнул рукой вниз. На грудь. И еще ниже, на живот. Чуть надавил кончиками пальцев, словно проверяя упругость.
- Ты... будешь говорить? Или мне перейти... к более активным действиям? - Да и сам голос Гэйбриэла теперь больше напоминал мурлыканье кота.

0

19

После пощёчины Юмалатар вздрогнула, и почувствовала, как сердце снова бешено забилось, разгоняя кровь по всем возможным венам и артериям. На секунду в поле зрения девушки попались её собственные руки.
И за эту самую секунду она успела разглядеть спадающее с пальца кольцо. То самое кольцо, некогда подаренное Ярной.
И вот, через мгновение она снова была прижала за шею, только теперь к кровати, что существенно не меняло суть дела, зато открывало новые возможности для человека.
Когда мужчина провёл рукой по её телу, Морская зашипела и дернулась, будто порываясь скинуть его с себя, что (естественно) ей совершенно не удалось.
После дальнейшей фразы человека, Юмалатар похолодела. Ей уже казалась глупой вся эта затея с «игрой в молчанку», эта упёртость, однако отступать не хотелось. Точнее, отступить то очень хотелось, но этому препятствовала эдакая пелена, полностью затмившая разум.
Неожиданно, захотелось сдерзить, и девушка уже открыла было рот, как в голове всплыли строчки из одной песни.
Есть ли "завтра" у меня? - вот что я хочу узнать,
И должна ли я вообще в этом мире пребывать?
Ощущаю ли я боль? Ощущаю ли печать?
Я ответить не могу, и поэтому мне жаль…

Из-за странной «музыкальной» памяти девушки, имеющей привычку подкидывать забытые строчки в самое неподходящее время, момент для ответа был упущен.
Оставалось только молчать. А ещё неплохо бы было прикрыть свой замечательный ротик, но вот об этом полубогиня как-то забыла. Да и дышать носом, вообще-то, в сложившейся ситуации было бы крайне неудобно…

0

20

Юмалатар зашипела, как испуганная кошка, и дернулась - безрезультатно. Девушка добилась лишь того, что пальцы Тени скользнули чуть ниже, на бедро.
Гэйбриэл смотрел ей в глаза и видел... все то же, что и раньше, в принципе. Страх. Уверенность.
Только вот через некоторое время эта уверенность в себе переросла в нечто другое. Совершенно противоположное. В безысходность и осознание неизбежности судьбы.
Или это ему померещилось?.. Не суть важно.
Девушка открыла рот, собираясь что-то сказать, но не произнесла ни звука, словно что-то ей помешало. Упрямство? Или - благоразумие, если она решила заявить ему в лицо, что он, кончно, весь такой из себя крутой, но она ему ничего не скажет?..
Почему-то мужчине показалось, что последнее.
Правда, если у девушки благоразумие проявилось, и на удивление вовремя, то его собственное благоразумие куда-то улетучилось. Ибо рука его скользнула вверх, к поясу штанов Юмалатар, вытащила из-под него рубашку, поятнулась к завязкам на жилетке, дернула их, и...
А потом Гэйбриэл привстал, уперся ладонями на кровать, склонился к девушке и поцеловал ее. Сильно, жадно и грубо, словно вымещая все накопившееся за это время раздражение.

***

Гэйбриэл вынырнул из вязкой дремоты и не сразу понял, где находится и что происходило до этого. Особенно этому мешало теплое женское тело, плотно прижатое к его собственному. Мужчина ткнулся носом в щеку, легонько поцеловал, и...
И встретился взглядом с карими глазами.
И все вспомнил.

+1

21

Странно получать поцелуй от человека, с которым вы только что готовы были порвать друг друга в клочья.  И пусть это такой грубый и властный поцелуй...
А юная полубогиня, вкупе с поцелуем получила ещё целую орду разный чувств... И самым выделяющимся из них была боль. Боль сильная, но очень странная, дарящая ей, по мимо самой боли ещё непонятное наслаждение.
И именно это самое болезненное наслаждение заставляло девушку выгибаться, закусывать до крови губу, пытаясь подавить стон или даже крик, которые, очень часто, подавить совсем не получалось.
Сначала Юмалатар извивалась и царапалась, но постепенно силы оставили её, и полубогине осталось только просить мужчину оставить её, умолять... Ещё она могла плакать, но не плакала. Не проронила ни одной слезинки. Что-то не давало, хотя и очень хотелось...
***
Руки Морской уже ничего не сдерживало, поэтому она лежала, крепко прижав одну руку к груди и крепко вцепившись зубами в палец второй, дабы не разрыдаться. Лежала молча, закрыв глаза и абсолютно непожвижно, словно боясь шелохнуться.
Очень хотелось плакать, но девушка терпела.
Юмалатар не знала,  как долго пролежала так, после короткого сна, да и спала ли она вообще, тоже не знала.
Человек зашевелился, видимо очнувшись от дремоты и поцеловал её в щёку. От неожиданного поцелуя Морская распахнула глаза и посмотрела прямо в лицо мужчины. Во взгляде красноватых от бессонницы можно было прочитать некий укор и ещё одно чувство... Будто осознание того, что девушка виновата во всём случившемся сама.
Всё так же пытаясь не разрыдаться, Юмалатар медленно села, крепко обхватив руками колени. От движения позвонки под кожей задвигались, и на спине заиграла красками татуировка, в виде лисицы. Ну или лиса. Кому как угодно.
Сглотнув гом в горле и взходнув, девушка, явно пытавшаяся успокоиться, заговорила. Говорить получалось эдакими рывками, потому что это довольно тяжело, если при этом приходится сдерживать всхлипы и слёзы.
Севший голос Морской звучал тихо и почти лаского:
- Тебя зовут Фьерста-Тень? Если это так, не отрицай, пожалуйста, - с некоторой детской наивностью попросила полубогиня. Чуть помолчав она продолжила, - И, если ты всё ещё хочешь узнать кто я и зачем я здесь... Я расскажу.
И всё-таки, где-то, в самой глубине души, у Юмалы теплилась гордость. Гордость, что она готова рассказать всё не из-за страха или боли, а из-за того, что терять ей, уже, в общем то нечего.

+1

22

Гэйбриэл прочел во взгляде Юмалатар безмолвное обвинение, отчего-то заставившее его внутренне сжаться, а при виде изгиба узкий спины, чья беззащитность еще больше подчеркивалась хитрым черным лисом татуировки, чья голова уютно расположилась на плече девушки.
По правде говоря, мужчина еще ни разу не был в такой ситуации. И быть не желал.
Можно было бы, мысленно задрав нос, холодно (или бесстрастно - и неизвестно, что еще хуже) выспросить у девушки все - и она ведь расскажет. Возможно, это был бы лучший вариант - и не надо будет... поддаваться мукам совести, которая, оказывается, еще не заснула вечным сном?.. Да, не заснула, и его собственная реакция на происходящее лишний раз это подтверждала.
Девушка заговорила - тихо, но это не могло скрыть рыдающие нотки, и Гэйбриэл решился. Сел, провел рукой по встрепанным волосам, закрыл глаза, собирая еще чуть-чуть, еще немного решимости. И обнял девушку, прижимаясь губами к ее виску - что угодно, лишь бы не видеть эти глаза, при взгляде в которые ему начинало казаться, что он виноват решительно во всем.
- Я и собирался отрицать... - рука его словно по собственной воле скользнула вверх, пригладила спутанные каштановые волосы. - И... не надо. Не говори. - «Потому что я все понял еще тогда... просто не хотел себе признаваться». Глупец? Еще какой.

0

23

Вздрогнув от чужих прикосновений, Юмалатар почувствовала, как по телу разливается некая умиротворённость. Осторожно развернувшись, Морская обняла нежно Фьерсту в ответ.
Плакать расхотелось.
- Ты понял?.. – вопрос-надежда, что ей не придётся объяснять. Дождавшись лёгкого кивка в ответ, и девушка продолжила, - Но врятли ты понял ещё кое-что… Об этом знает только один человек.
Неловкая пауза.
- Я – младшая дочь Ярны… Полубог.
Выдав это на едином дыхании, Юмалатар замерла и зажмурила глаза. Казалось, что даже сердце остановило своё размерное биение.
Девушка ожидала любой реакции – недоверия, насмешки, в конце концов…
Ну и пусть он не поверит! - решила полубогиня. Главное чтобы он знал. И неважно зачем, просто пусть знает.
Аккуратно опустив одну руку, она почувствовала, как металл обжёг её пальцы своим холодом. Секунда непонимания, и затём улыбка.
Она опять нашла своё кольцо!

0

24

Слова Юмалатар отзвучали, отдаваясь легким, почти сразу же погасшим эхом, от стен. Было в них что-то такое, что, возможно, заставило бы поверить в них, но…
Но не его. Он - не поверит. Возможно, примет к сведению, но не более.
Почему? Ведь все так просто. Богов не существует - он всегда это знал. Боги - это просто выдумка, сказка для детей и тех, кто готов в нее поверить. А зачем верить в то, чего нет и никогда не было?
Юмала ошибалась. Или ее ввели в заблуждение. Или было еще что-то - Гэйбриэлу не было до этого дела. Ее слова… результат странной веры в несуществующее или собственной мании величия - неважно. Но если… если, как она сказала, об этом знает только один человек… почему бы не запомнить? На всякий случай. Случаи ведь бывают разные, и никогда не знаешь, что пригодится тебе в будущем.
Фьерста прижался подбородком к макушке девушки. И молчал. И отчего-то в этом молчании привычные ощущения стали вдруг казаться ему еще ярче: и тепло тела прижавшейся к нему девушки, и собственная расцарапанная спина, и постепенно затухающий огонь неизвестно кем и когда зажженного факела…
Он закрыл глаза. Хотелось и вовсе повалиться спиной на кровать и заснуть. Просто провалиться в чернильную пустоту, в которой нет ни сомнений, ни камней над головой, ни желаний, ни обязанностей - вольных или невольных… ничего нет.
Но нельзя. Но как же хочется…
И… надо что-то сказать. Хоть что-нибудь. Хотя бы… спросить.
- Зачем ты это говоришь? - в затянувшейся тишине голос мужчина прозвучал неожиданно громко даже для него, несмотря на то, что слова были произнесены на самой грани шепота.
Действительно, зачем?.. Чтобы он знал? Но это глупость… Должно быть, еще большая, чем ее решение… убить его. Она ведь за этим пришла сюда и искала его. По крайней мере, Гэйбриэлу казалось, что ее цель была именно такой…

0

25

Юмалатар легко улыбнулась.  Не поверил… Глупенький человек…
Мысли отдавались в голове с какой-то непонятной нежностью, но полубогиня не придала ей никакого значения.
Неожиданно, на Морскую накатила волна чужой усталости. Девушка почувствовала, как человека клонит в сон, но он находит в себе силы держаться и не спать, и даже разговаривать. На вопрос Фьерсты она опять же улыбнулась.
- Как много вопросов… Лучше спи, если так хочешь! – Юмала легонько «откинула» его на кровать и, повинуясь странному порыву, укрыла эдаким подобием одеяла.
Хотя, сии чувства и порывы простительны, когда знаешь, что данный образец человечества ничего для тебя не значит (или почти ничего) и что ты с ним больше никогда не свидишься. И слава Сестре Смерти.
- Знаешь… Я жалею только о том, что так и не узнала твоего имени. У такого красивого человека, должно быть красивое имя, - всё так же продолжая тепло улыбаться, Морская оделась, накинула плащ, проверила карманы на наличие всех предметов, которые должны были там присутствовать, и, удовлетворённая, встала с кровати.
Поднявшись, она накинула на плечи плащ, махнула Фьерсте рукой, шепнула «прощай», и, предоставив тому самому решать, сон всё это был, али нет, исчезла в складках своего же одеяния, успев даже подумать что-то вроде:
Благодарю за терпение и помощь. Жаль, что мы более не увидимся… Да хранят тебя Боги, если им есть до этого дела!

Свернутый текст

Ну чоу, хеппи энд?

Отредактировано Jumala (14-06-2011 22:33:34)

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » angst and pink snot