Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Назад в прошлое » Yeah, my personal God


Yeah, my personal God

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название темы: Yeah, my personal God
2. Участники: Персефона, Шатани
3. Описание локации: сначала - Храм Трёх Богов, который плавно перейдёт в Алую Комнату в Бездне. Описания по ходу игры.
4. Дата (время) и предыстория: "Вы знали, что боги пьянеют? Шатани наивно думала, что не опъянеет после пары бокалов, со спокойной совестью идя к Персефоне, дабы отдать ей указания по-поводу... Но богиня совсем забыла, что атмосфера среднего слоя совсем другая чем в Бездне и почувствовала влияние алкоголя, ступив на землю. Персефона же тоже немного (очищая совесть мы можем сказать, два глотка) выпила, да и оделась так, будто готова продать себя первому попавшемуся мужику. Печально, что до мужика дело не дошло, но две дамы провалились в Бездну на широкую кровать Шатани. Девушки развлекаются пока не выветрится алкоголь, богиня спаивает свою жрицу... Ну что за чертовщина!?"
Приблезительно пять лет назад, пасмурным осеним вечером (часов 18), когда так хочется, чтобы тебя согрели.
5. Предупреждения: фемслеш, жестокость, возможен некий ОСС персонажей по случаю выпивки.

0

2

Черное кружево напоминало паутину. Тонкое, но прочное и, несомненно, сексуальное, оно оплетало сложным узором плечи девушки, туго натягивалось на груди, облегало талию и дальше небрежным ворохом спускалось к ногам. В его причудливый рисунок самым странным образом были вплетены растения и цветы, причем не жалкие чахлые лютики да васильки, а великолепные, диковинные соцветия, чьи лепестки соприкасались друг с другом и образовывали маленькие сердечки.
Персефона, пританцовывая, обошла ширму, на которую она повесила свое скромное (по сравнению с этим нарядом) платье жрицы и приблизилась к зеркалу, придирчиво осматривая себя. Светлые вьющиеся волосы отлично контрастировали с нарядом, а в зеленых глазах поселилась эгоистичная уверенность в собственном очаровании. Персефона удовлетворенно улыбнулась и облизала губы. Кое-чего не хватало. Конечно, алой помады в стиле Жаннет.
Жрица с усмешкой, понятной лишь ей одной, подошла к небольшому туалетному столику, выдвинула ящичек и вытащила небольшой бархатный футляр. Два легких шелковых касания к губам – и они становятся цвета свежей крови, которую верные слуги ее госпожи, Шатани, вытягивают из обреченных на вечные пытки мертвых.
Снова взгляд в зеркало, который должен был быть беглым, но девушка, не выдержав, залюбовалась собой. Волны теплой радости захлестывали ее тщеславный рассудок, заставляя поворачиваться то задом, то передом и смотреть на себя влюбленными глазами. Сейчас Персефона с легкостью отбила бы у Жаннет ее всегдашних клиентов. Да что там говорить, вся мужская часть Рейнсона слетелась бы в эту комнату, стоило жрице лишь показаться на одной из улиц города.
Потому что выглядела она как шлюха. Как самая дорогая, вульгарная, стервозная и себялюбивая шлюха. А именно на таких была падка сильная половина человечества (и нечеловечества тоже).
– Свет мой зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех румяней и белее? – пропела блондинка, взбивая пальцами копну волос. Стекляшка, конечно же, ничего не ответила, да Персефона и не ожидала ответа.
Но вот беда – она жрица. По статусу не положено перед каждым первым ноги раздвигать. Так что пальцы Персефоны перестали перебирать пряди, и она горестно прижала ладони к лицу. В первый раз в жизни ей хотелось поменяться местами с Жаннет, проституткой и торговкой собственным телом!
Застонав, жрица развернулась и двинулась к буфету, нашаривая там стакан и бутылку медовухи. Горе-то залить надо. (Примечание автора: что-то в последнее время ни один отыгрыш Персефоны не обходится без алкоголя. Товарищи, прекратите спаивать моего персонажа!)
И вот светлая жидкость полилась в стеклянную тару. Зеленоглазая залпом опрокинула ее в себя, чувствуя ужасную печаль. Такое платье – а надеть некуда. Вот и говорите после этого, что жрицы лучше всех устроились. Да вот нет, крестьянки порой счастливее этих самых мадмуазелей.

+1

3

С самого утра (или всё же ночи?) голова была мутной. Не то чтобы она болела или ныла, просто в черепной коробке, в радиусе нескольких сантиметров вольготно расположился белоснежный туман. Тот самый хитрец-игрок, который скрывает последствия большинства преступлений, выступая покровителем для смертных, живущих жизнью неправедной. Но Шатани, покровительнице людей, занимающихся «неправильными делами» этот туман был не нужен, и сейчас перед ней стоял бокал (хотя сюда подошла бы пивная кружка) с медовухой. Выпивка решает все проблемы, знаете ли. Особенно, если медовуха ядреная и выдержана в Бездне незнамо сколько лет. Не удивительно и то, что Шатани, умевшая при должных обстоятельствах превратить океан в свой любимый напиток, брезговала творить его магическим способом.
  Но бокал не помог. А со второго вспомнилось откладывающееся уже много раз (по причине лени или забывчивости, тут уж как смотреть)  дело с красной пометкой «СРОЧНО». К слову, я тут говорю о каких-то пометках, но ведь читатель сея хроник жизни Шатани совершенно не представляет, как они устроены.
  Дело в том, что все пометки в голове богини имеют в себе слово «срочно». Начиная с «не очень срочно» фиолетового цвета, когда дело может так и остаться не выполненным или падёт на чьи-то плечи; заканчивая «срочный Армагеддон» чёрного цвета, когда дело не требует отлагательств. Красненькое же «СРОЧНО», пусть и написанное большими буквами, все же не имеет большой важности и может подождать месяц-другой, а уж тогда, быть может, Темная Богиня снизойдёт вспомнить. Сюда же нужно добавить, что по природе своей занятости (или лени, как болтали, оторванные после таковых речей, языки людей) Шатани вспоминала об этом раз в десятилетие, так что теперь вы должны представить полную картинку, от которой явно тянуло алкоголем. Нет, нет! Не смейте прокручивать действие, ведь бога не так легко споить, и наша мадам крепкий орешек.
  Вздохнув, она молча поставила открытую бутылку, напоминая себе, что если дело пройдёт неудачно и туман не развеется, можно будет её допить и поступить по принципу смертных – лечь спать. Поднявшись с кресла (почему автору так и хочется написать «подняв, наконец, ленивый зад»?), Шатани подошла к зеркалу и посмотрела отражению в глаза. Отражение ухмыльнулось и словно дало добро, позволяя осмотреть себя. Ровная кожа лица и тела, идеальная фигура, за которую мужики любого мира готовы были платить полновесными золотыми. Густые длинные волосы каштанового оттенка были едва-едва завиты и падали на плечи. Чуть ниже плечевых суставов и до самой середины спины они ниспадали каскадом, отливая золотом. Там, выше плеч, они обрамляли овал чистого лица, получить которое пожелали бы уже женщины любого из миров.  Платье – вроде обычное – казалось не в пример изящным. Чёрный шёлк, основной цвет одеяния властвовал везде, лишь ткань ниже груди (поразительно, каким огромным порой бывает вырез!) отливала золотом. Это всё – непривычная для Шатани одежда, но мало ли кто будет находиться в месте, куда она направится. Коснувшись рамы зеркала, богиня приподняла подол сковывающего движения платья и шагнула в стеклянную муть.
  Вы знаете, чем плохи такие перемещения? Тем, что ты всегда выходишь не перед лицом потенциального собеседника и даже не из другого зеркала, но ты оказываешься у него за спиной. Так уж устроена Бездна и как бы Шатани не пыталась исправить её опцию, всё было тщетно (скорее всего, её просто было лень приложить какие-то усилия).
- Здравствуй, милочка, - пропела Шатани, глядя, как Персефона опрокидывает бутылку медовухи в стакан. – Удивительно, во что только не вырядится женщина, страдающая отсутствием регулярного секса, - с этими словами богиня воздела указательный пальчик правой руки и провела им по плечу жрицы. В этот момент она поняла (вернее поняло-то тело), что пьяна.

+2

4

Представьте, что вы обнаружили в своей постели змею. Как, спросите вы. А вот так. Приходите вы домой, закончив тяжелый трудовой день, уже слегка расслабившись, после посещения местного трактира, и мечтая только о том, как бы поскорее скользнуть под теплое одеялко и выбросить все мирские заботы из головы… С усталым вздохом захлопываете дверь, скидываете одежду, натягиваете уютненькую пижамку с изображением цветущего царства Ярны и, наконец, ныряете в плен подушек и пледов, отдаваясь на милость сна. Умиротворенная улыбка уже касается ваших губ, вы плавно перемещаетесь в царство сновидений… И тут вы чувствуете ее. Ее холодная, слегка шершавая чешуя касается ваших пальцев, ног, живота. Вы слышите тихое шипение, предупреждающее об опасности. Угрожающий звук, не правда ли? Ваше сердце наполняется страхом, леденящий ужас затрагивает струны души… Полные нехороших предчувствий, вы приподнимаете край одеяла и смотрите прямо в светящиеся жутковатым светом глаза земноводного. Секунду они изучают вас, а потом вдруг начинают стремительно приближаться, вспыхивают искорками у самого вашего лица… Секунда. Мимолетная огненная боль, всполохами отдающаяся по всему телу, поступивший в кровь зеленоватый яд… И вы уже мертвы. А ваша коварная убийца обвилась вокруг покинутого душой тела смертоносными кольцами, она торжествующе всматривается в ваши остекленевшие очи, касается раздвоенным языком ваших посиневших губ…
Бррр. Бред, скажете вы. Как змея могла очутиться в вашей кровати? Такого просто не может быть! Хватит ужастики рассказывать на ночь глядя!
И тем не менее. Если это невозможно, то возможно ли, делая очередной глоток согревающей медовухи, услышать за спиной чей-то голос, в то время, когда вы были убеждены, что находитесь в комнате одни?
Оказывается, это возможно. Персефоной проверено и доказано.
Медленно, полная нехороших предчувствий, жрица обернулась. И тотчас почувствовала себя человеком, оказавшимся под одним одеялом со змеей. На нее смотрели два холодных глаза, в чьей глубине, казалось, плескалась тьма пополам с безумием. Насмешливый взгляд сквозил по паутине платья, изучая, рассматривая, оценивая. Взгляд кобры перед смертельным броском.
Перед жрицей стояла девочка, совсем молоденькая. Казалось бы, она должна носить ситцевые платьица и громко смеяться. Но смех этого дитя едва ли Персефона пожелала бы услышать.
В ней было что-то порочное, развращенное. В уголках губ притаилась пошлая ухмылка, во всем облике читалась страсть к разврату и развлечениям. Но в этом было что-то притягательное, особенно для Персефоны. Да и к тому же девочка была просто очаровательна.
У нее была та самая безжалостная красота, от которой кровь стыла в жилах. Пугающая, неземная, потусторонняя красота. И от этой самой красоты за километр веяло Бездной.
Этот затхлый, леденящий ноздри запах она узнала бы везде. От девочки веяло холодом и смертью.
Пальцы Персефоны разжались, стакан стремительно рухнул на пол и раскололся на тысячи кусочков. Но жрица не обратила на это ни малейшего внимания. Она уже присела в низком поклоне, вперив глаза в пол.
– Госпожа…
Ее голос предательски дрожал, выдавая страх и уважение, которое блондинка испытывала к этой хрупкой девочке. Персефона не смела поднять взор и лишь молча ждала вердикта своей повелительницы.

0

5

Промахи, ошибки. Результат неосознанности своих, либо чужих, действий. К чему ведут ошибки? Например, к ситуациям, которые представляют собой плохой расклад для человека любых возможностей. Кто застрахован от ошибок? Ведь даже боги порой выпускают нити управления из своих рук, делают то, чего не следовало бы под действием каких-либо внешних факторов.
  Шатани тоже ошибалась. По счастью, редко. Всегда умеющая промолчать, не лезущая, что называется, «вперёд батьки», она научилась просчитывать ситуацию, обращая её в свою пользу. Но единственным минусом молодой богини была самая заурядная выпивка.
  Вы спросите, как у бога может появиться такая зависимость? Я же отвечу вам, что не каждой бутыли дано пролить своё содержимое в нутро Сестры Смерти. И не всё время же она пьёт… только когда вспоминает. С самого своего создания Шатани была одинока. Частые эксперименты отца, приказы, совершенно не радующие душу, и нет никого рядом, чтобы помочь. В таких случаях на помощь приходит бутылка. У богов хороший иммунитет к алкоголю, но что мешает божеству отключить на миг заданное генотипом? И тогда ничто не мешало Шатани пить.
  После одного из самых жестоких приказов, Сестра Смерти напилась так, что заснула, не добредя до своей комнаты. К счастью – или скорее к несчастью – богиня была найдена не Мольером или Халлом, гостившими тогда в резиденции Мастера Смерти, но самим Дахелем. Наместник пришёл в такую ярость, что как только выпроводил гостей, разбудил дочь (к которой, впрочем, за всю свою жизнь так и не отнёсся по-отцовски) и начал развлекаться. Развлечения эти до сих пор остались на лопатках Шатани, в виде шрамов на спине; но и богиня теперь знала, где и когда стоит заливать горе. И когда нужно в точности убеждаться, что тебе не мешают.
  И вот теперь она молча подошла к двери, и расплавила медную ручку в виде головы шакхарра.
  - Ты же не возражаешь? Не люблю, когда меня отвлекает мусор, - она резко развернулась и вновь встала перед Персефоной, всё ещё склонившейся перед хозяйкой. Лёгким движением руки Шатани проявила разное кресло и уселась в него. Не долго думая, она закинула правую ногу на левую так, что появилось пространство, по форме напоминающее треугольник; а затем упёрлась локтями на ногу и подпёрла лицо кулаками, разглядывая тело жрицы.
  Всегда замечающий самые мелкие детали взгляд, осматривал идеально сложенное тело. «Толи природа создаёт такую красоту, толи Ярна старается…» подумалось богине, и она невольно ухмыльнулась, вспоминая, как Персефона попала в эту удивительную человеческую коробочку. Шатани перенесла вес головы на левую руку, а правой легко дотронулась до подбородка демоницы, заставляя её смотреть ей прямо в глаза.
  - Ты ведь хочешь рассказать мне что-то интересное, милая? Или хочешь, чтобы я ушла? – Шатани привычно склонила голову на бок, не снимая с лица лживую ухмылку.

ОФФ: Персик, можешь начинать действовать. Но учти, если ты собираешься опрокинуть моего персонажа бошкой об пол со стула, то она ооочень разозлится хд

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Назад в прошлое » Yeah, my personal God