Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Назад в прошлое » surprise


surprise

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Название темы: surprise
2. Участники: Аарон Зверобой, Реймонд Невада, Мириам О`Брайн
3. Описание локации: Дом мастера по дереву, Реймонда Невады.
4. Дата (время) и предыстория:
8 января 600 года, 4 часа дня.
У Мириам, как и у Зверобоя появилось дело к деревянных дел мастеру. У каждого - свое.

0

2

Работа может являться истинным наслаждением, ели в ней находишь успокоение. А Рей умудрялся в ней сейчас находить и забытье. Странное и непонятное, словно всё остальное остаётся там, за дверью, как только делаешь шаг через порог и оказываешься в помещении, запах которого наполнен деревом и опилками, как мелкой пушистой стружкой, так и более крупными, резными и такими скорыми на мелкие занозы. Но мятежная душа отдыхала, когда руки были заняты, а под чуткими пальцами выверенными движениями дерево превращалось в новое изделие.
День уже давно минул за полдень и сдавленное чувство, ворочавшееся внутри, подсказывало, что скоро уже закрывать мастерскую и идти домой. Но время ещё есть… Завершенный утром заказ ждал своего хозяина, а в руках, чтобы убить время, творилось маленькое очередное чудо.
Прикусывая в задумчивости нижнюю губу, Невада в задумчивости обрабатывал ножом случайно попавшуюся под руки ветку, лежавшую среди многих других. Она просто привлекла взгляд. Всякое всегда бывает, но… наверное повезло, потому что если приглядеться, то казалось, что на месте слома, несколько причудливого по форме, из под коры, из самого дерева, словно выглядывала птица. Небольшая, с застывшими, в распростертых дальше ветках, крыльями. Мысль появилась сама собой, как и затея. Да и руки хотелось чем-то занять, чтобы избавиться от мыслей.  От того и вырезал он сейчас, сидя на лавке у окна, ласточку, маленькую быстрокрылую птичку.
Повозиться, правда, пришлось… Но мягкая древесина поддавалась легко, словно только этого и ждала, когда чьи-то руки коснутся её. Убрать неровности слома, осторожно и аккуратно сгладить ножом, и вот, действительно, правда - птичья головка с маленьким аккуратным клювом да глазами-бусинками, кажущимися такими внимательными. Тело получилось немножечко грубоватым, да и нож соскочил, порезав палец, но работа тем не менее шла, и в руках, шаг за шагом, постепенно появлялась поделка. Появились и распростертые крылья с небольшим резным узором – перьями да острым хвостом, с которым работы было меньше всего.
Птичка лежала на широкой ладони, словно поглядывая на окружавший её мир. Померещилось, будто она даже взмахнула крыльями, только не взлетела, опустилась обратно, послушная, доверчивая, беззащитная. Осторожно, словно боясь помять деревянные перья, Реймонд положила её удобнее на ладони, погладила пальцем тёплую птичью спинку. Деревянная птичка грела тёплыми крыльями ладонь, щекотала клювом запястье.
- Жаль, не живая… - тихо вздохнул мужчина, сдержанно улыбнувшись, внимательнее посмотрел на деревянную поделку, которая беспомощно распластала острые крылья, представив, что она могла бы летать и чирикать.

0

3

Он чертовски не хотел возвращаться сюда вновь. Но раз за разом это случалось все чаще.
Город. Поганое логовище тварей. Город. Зловонная выгребная яма. Город… Пальцы сами тянутся зажать нос и к Малым Вратам. Скорее, скорее к ним!
Сегодня дело действительно важное. Но думать о нем получалось как-то перебежками. Всюду шепчутся о грядущей смуте.  И черт бы с ней: сожрала б город, он был бы только рад; сорвал бы ей ромашки-лютики в благодарность, не поленился. Да вот глупец Изалир! Добрые люди не станут врать: в этом гадюшнике происходило что-то странное. А этот юный баран собирался глядеть на новые ворота, пока они на него не упадут.
- А-а-а, поделом поганцу! – в сердцах воскликнул Аарон Зверобой, залпом осушив кружку отвратительного пива, оставил медяки на столе и вышел вон, нахлобучив шапку на взъерошенные раздражительным жестом руки волосы.
Уже темнело, но пусто на улицах не было. Толпа ходила взад-вперед - толпе, как всегда, нечего делать. Ему же надо было прямиком к Неваде – мальцу, что заменил своего мастера-отца. Аарон, конечно, знал его. Хороший был человек. И сын его, хоть и шумный порой, да все-таки сумел человеком стать. Это был чуть ли не единственный рейнсонец, которого Зверобой мог терпеть в течение часа или даже двух. А это, поверьте, долго для человека ненавидящего и Город Греха, и людей, живущих в нем.
Увы, Зверобой с деревом работал от случая к случаю и никаких сложных вещей вершить не умел. Так бы он и шагу сюда бы не сделал. Вот, например, за этими салазками для дров придется возвращаться домой, в егерьскую хижину, таща здоровенный воз для дров на своем собственном горбу.
А вот и дом, украшенный искусными узорами и мифическими существами. На такой дом было приятно смотреть, в отличие от потертых и, как будто, в какой-то саже, домов, стоящих рядом. Хоть и район был зажиточных горожан, да только не многие заботились о внешнем виде своего жилища. Но эстетика не то слово, что было интересно Аарону. Просто ему нравилось ремесло Невады. Может, эта была просто зависть?
- Эгей, мил человек! Открывай ворота – за салазками воротился к тебе! – толкнув тяжелую деревянную дверь, прогремел мужчина, впуская в дом мягкий январский морозец. Увидев Рея, Аарон прошел прямо к нему, с удивлением глядя на то, что вертел в руках мастер. – Эй, дружище, не болен ли ты? – егерю показалось, что мужчина перед ним бледен и будто бы потерян. Ничего лучше бодрящего хлопка по спине он, конечно же, не придумал. Зато от души! Чтоб ребер потом не досчитались!

0

4

Интересно, как давно в уме у этой рыжей бестии засел этот странный и невинный заказ. Ведь он же был не для личных целей, а лишь для украшения дома и развлечения местных девиц – жен этих малодушных богатых мужланов. «Будет весело следить за лицами этих скудных женщин, когда они увидят на полке в гостиной этот забавный предмет». О`Брайн мило улыбнулась перед тем, как распахнуть дверь в деревянный домик. «А интересно, мастера сильно удивит этот заказ? О, да, завтра уже по всему городу пойдет слух о том, что жена градоначальника тратит деньги на всякую нечисть. Но в принципе все равно, так даже интереснее».
Не сказать, что Мириам как-то особо выряжалась на эту «важную» встречу, но поухаживать за собой у нее всегда было время. Где-то после обеда женщина от скуки решила наведаться деревянных подделок мастеру, два часа туда-сюда, по делам и не очень. Вернее, нужно было выбрать платье,  да чтобы не замерзнуть, зима как ни как в Рейнсоне. Найдя у себя в шкафу темно-фиолетовое из плотной ткани платье с длинными рукавами и как обычно оголенными плечами, О`Брайн  надела его на себя, затянув потуже корсет. Дальше пришло время искать свою белую полушубку, которую подарил как-то давно любимый и обожаемый муж. Распущенные рыжие волосы обрамляли лицо женщины, а на шее весел серебряный кулон, но уже подарок кого-то из ухажеров.
- Здравствуйте.
Эту фразу звонко проговорила Мириам, бесцеремонно, и даже не постучавшись, войдя в покои мастера. Обычно она так развязно себя не вела, но тут можно, ведь это не дом какого-либо высокопоставленного человека,  а простая избушка, простите, мастерская. Хотя по заскокам и вкусам Мириам это была именно избушка, но больно хорошо выглядевшая снаружи. Также ее ничуть не смущало то, что Реймонд, - а именно так звали кудесника, как помнила госпожа О`Брайн, - находился в помещение совершенно не один, а с каким-то мужчиной лет 30-40. Рыжеволосая красавица оценивающе кинула взгляд в сторону посетителя, понимая, что заказу он совершенно не помешает, да и вряд ли сам Невада откажется от него и крупной суммы, как вознаграждение за хорошую работу. «Не думаю, что этот человек до определенного срока выдаст все секреты того,  что мне нужно от мастера. Так будет неинтересно, лучше пусть все остается в тайне». О`Брайн   отвела фиолетовые глаза от незнакомца, окончательно его изучив. «Я вроде его видела, когда сюда. Да точно, как  я не  заметила, что он сюда заходит тоже?»
- Мне нужно выполнить заказ. Цена за него ваша, - не давая вставить какие-либо слова при встрече, произнесла Мириам. Закрыв за собой дверь,  женщина подошла поближе к мастеру. Углядев в руках мужчины какую-то поделку, О`Брайн произнесла. – Милая вещица. Ласточка?

Отредактировано Мириам О`Брайн (28-08-2011 20:05:42)

0

5

Хотя если всё же представить, подключить свою скромную фантазию. заложенную природой, то можно вообразить, как птичка сейчас летит далеко-далеко отсюда. Она видит чужие поля и маленькие домики, и рощу недалеко от этих домов, и реку... Большую реку. И эта река течет через многие земли. Она течет мимо многих людей, о которых мы не знаем и никогда не узнаем. Она видит тьму судеб, и каждая из судеб - другая, и в каждой есть свои радости и свои печали. Их так много, что время не может вместить их, но все они - под крыльями маленькой ласточки. На ладони...
Скрип двери разрушил задумчивость раньше, чем это сделал громогласный мужской голос. Живая речь показалась сперва какой-то неуместной в столь тихой мастерской, что внутри колыхнулся ком раздражения. Брошенный косой взгляд на вошедшего окончательно развеял туман. Натянутая улыбка чуть приподняла кончики губ. Зверобоя не заметить трудно. А если спросить у рея - чем, то он сперва задумается, прежде чем дать ответ.
- Кх.. - Удар у Аарона всегда был что надо. Вот уж чем-чем, а силой егеря от рождения не обделило. Это подбадривание, сродни отеческому не могло оставить равнодушным ни его настрой, ни рёбра, которые жалостливо напомнили, что им бы обращение понежнее как-нибудь, как и хребту мастера...  Мы ж люди практически искусства. Как там говорится? Урод в семье торговца - композитор?
Мотнув головой, Невада слез с облюбованного подоконника.Зима, от окна всё же тянет сквозняком... Вероятно, вопрос Аарона не ускользнет в пустоту - болезнь нагрянет все же бестией...
"Лучше все же следить за своими наклонностями сидеть в излюбленных местах, забрасывать работу по болезни не будет тем, что мне нужно.." - Зато теперь улыбка была уже чистосердечной и добротной.
- Здоров, Зверобой. Освещение просто такое... - переложив доверчивую птаху в левую руку, протянул правую для крепкого рукопожатия. - Салазки тебя заждались, - скривил душой всё с той же честной улыбкой. Ведь как бы то ни было, но давний товарищ его не заставил всё-таки ждать. - Как там дела твои лесные?
Реймонд бы душу отдал, образно выражаясь, за то, чтобы жить где-нибудь подальше от пыльных улиц проклятущего города. Вся жизнь для него начинала складывать из дома и мастерской, а между ними, в каменных переулках и столпотворения пряталась потаённая злость. Даже не важно на кого - раздражение на дома, их кирпичную кладку и их обитателей просто поселялось в душе, пока ничто из этого не исчезало за стенами собственных "крепостей". Хотя и дома, последнее время, находить спокойствие не удавалось... Всё не ладно, что б его. То ли дело как-нибудь ближе к природе...
Навеявшее спокойствие нарушил снова скрип тяжелой двери. Бросив взгляд за плечо егерю, Невада удивился, что невольно нашло отражение на его лице. Такие гости, вернее гостьи, у него бывали не часто... Хотя чего уж клеветать - практически и не бывали.
- Доброго дня и Вам, - уважительный наклон головы. Совладав теперь уже с эмоциями, он не выдал новой волны удивления. Девушки с различными просьбами заглядывали, но обычно вещи не уходили дальше домашнего хозяйства и обихода, хотя находились любительницы изысков. Собственно, именно эти любительницы и просили то рамы для картин резные, то ещё вещицу какую, чтобы выполняла эстетические свои функции.
- Да, миледи, птицу Вы верно угадали. - Сдержанный кивок, как ещё один знак согласия с тем, что леди угадала. - Озвучьте работу, или это дело личного характера?
Что-то подсказывала, что столь богатая гостья пришла явно не за деревянными поварешками.

0

6

- Зима нынче буянит! Давно я не знавал таких зим, давно мальброву шкуру не носил. Тебе-то не продать шерстину-то? - будучи человеком простым и не часто видящим подтекст между строк, Зверобой за чистую монету принял «честную» улыбку Рэя, и с удовольствием бодро улыбнулся в ответ. Да и как тут не поверить, если этот паренек никогда ни в чем не обманул его? Потому, подойдя к очагу, теперь отбрасывая огромный силуэт на всю комнатушку мастера, Аарон добродушно жмурился, как жмурится кот, накормленный от пуза. – Раз товар готов, вот тебе и оплата, - мужчина запустил руку в карман тулупа и начал усиленно в нем шарить, из чего стало понятно, что карман этот бездонный и вещей в нем достаточно, чтобы найти монеты лишь через несколько минут, - А! Вот и они, родимые. Держи, мастер, и спасибо, - подойдя к столу, он высыпал горстку медяков, а заодно и положил меховую шапку, что до этого вертел в руках, дабы эти руки хоть чем-то занять. И только сейчас он увидел незамысловатую поделку в грубых руках ремесленника. - Хороша птичка… - он присмотрелся и, оценивая, качал головой, - да, жаль, голосу нет! – и тут пролетела в голове его одна далекая мысль, что привела его к другой мысли, свойственной людям старшего возраста: - Да вот такие игрушка для детишек только и делаются! А твои где дети? Где жена твоя, мил человек? Не пора ль начать не себя, а семью кормить, да женщине очаг передать? - губы его растянулись в еще более широкой отеческой улыбке; он подошел ближе к мастеру, топая, как, наверное, топают в горах меркалы, чтобы вызвать на голову заплутавшего человека камнепад, и положил тяжелую длань на его плечо. Капли растаявшего снега слетали со шкуры; там, где прошел Зверобой, пол потемнел от влажных отпечатков ног. Егерь собирался сказать что-то еще: отчего-то здесь и сейчас ему хотелось говорить, хоть он и не страдал любовью к разговорам: вообще репликам со своей стороны, предпочитая тому молчание. А тут вот развязался язык, посмотрите-ка!
Дверь отворилась, не скрипнув, что неудивительно - в доме столяра-то да чтоб дверь скрипела! -Холод ворвался вместе с женщиной, приведшей с собой дух какой-то великосветской наглости. И с одного взгляда было понятна, что дева не проста. А, если уж и присмотреться, глаза только увидеть – так сразу ясно, что ничего не ясно. Одно подумалось тогда Зверобоя, когда обернулся, чтоб увидеть другого посетителя: девица явно была со своими причудами. Вроде прихода к мастеру деревянных дел поздно вечером, не имея при себе ни мужа, ни друга. Странная женщина. Аарон молча поклонился и отошел от Реймонда, давая проход даме. Мужчина снова подошел к огню, который явно успокаивал. И самое удивительное, что даже спиной он мог ощущать присутствие этой особы. Что сказать, странность не то, что Зверобой ценил в людях. И поэтому рыжеволосая ему не понравилась тут же. Не найдя лучшего занятия, стоя в неприятной напряженности, он начал рассматривать фигурки животных и птиц, стоящих над камином.  В любом случае, уйти сейчас было невозможным – заказ ждал и его нужно было забрать.

0

7

Разумеется, Мириам знала, что ей уступят проход к кудеснику, как только она войдёт на порог и кинет неаккуратно фразу, - нет, не «здравствуйте», - а «цена ваша». Ведь всё-таки сразу ясно, кто какую должность занимает в Рейнсоне. Да и отказаться от дела, которое предлагает богатая гостья - это же просто быть настоящим дураком, ничего не смыслящим в жизни. Так что не было ничего удивительного, что гость Реймонда отошёл, уступая дорогу, а дама лишь проводила его фиолетовыми глазами, убедившись, что он не станет мешаться ей и её разговору с Невадой, который в то время как раз приветствовал столь важную персону своего сравнительно захудалого места. «Может, обойдёмся без каких-либо уважений и почестей к моей довольно таки скромной персоне, мастер, а поступим как ваш друг, который даже спиной повернулся ко мне?» Подумала О`Брайн, но вслух это озвучить не хотела, хотя совершенно без затруднения могла это произнести, не волнуясь за то, что это вроде как дурной тон и неуважение к собеседнику. Да и кому надо знать то, о чём думает жена градоначальника… так или иначе, уже через пару мгновений рыжеволосая девушка даже думать забыла о том, что кроме Невады тут, в его мастерской, находится посторонний и разглядывает вырезные игрушки над камином. Мириам их тоже заметила, когда только вошла в помещение, но заострять на них внимание не стала.
- Да, миледи, птицу Вы верно угадали.
Еще бы она не отгадала название птицы! Возможно, если госпожа О`Брайн её не видела в живую, - да и признаться, зачем её это нужно, разглядывать всяких животных, когда на свете есть более интересные и интригующие дела, - то на картинке в своём недалёком детстве она могла ещё полюбоваться и запомнить, как выглядит ласточка. И вот она в руках мастера, может, и не живая, да и кому какая разница на это? Вот заказ действительно был важный! По крайней мере, это же так весело было бы удивить всех местных дамочек такой вещицей в доме, поставленной на полку в самом оживлённом месте, где каждый проходит и может это увидеть и даже потрогать, если стыдно не будет. Она представила их удивленные лица, и как они потом идут заказывать себе ту же самую вещицу. Да это же дополнительная реклама мастеру, радоваться должен. Да и вещь полезная, однако. Кто знает, может Мириам не будет больше удовлетворять человеческая и тёплая плоть?
- Озвучьте работу, или это дело личного характера?

- Мне нужен мужской половой орган натуральных размеров, - без какого-либо стеснения проговорила Мириам и  улыбнулась, даже представляя немного, какое недоумение вызовет просьба у мастера. Но ведь на то он и мастер, чтобы выполнять все самые неожиданные желания заказчика, какими они, может быть, и нелепыми казались. Тем более за сумму, которую Невада сам предложит, ведь для такого дела и не жалко монеток, ведь это всего лишь железки. – Вы согласны?
«Сплетни поползут по городу заранее, да?»

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Назад в прошлое » surprise