Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Информация о мире » Легенды


Легенды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Здесь будут размещены легенды и поверья Рейнсона.

0

2

Предвестники смерти.

Когда кто-нибудь из нынешних современников упоминает о Ричарде де Борне, окружающие смиренно опускают голову, снимают шляпы, дабы почтить память пятого по счету правителя Рейнсона.
Ричард был одним из самых жестоких и изобретательных глав Дома Правительства, которых только видел Город Грехов. Соответственно врагов, желающих уничтожить его, было больше, чем у предыдущих правителей. Но далеко не каждый готов был рискнуть своей головой, чтобы подобраться к этому человеку, пройти сквозь его охрану и перешагнуть через его сообразительность и опытность.
Но нашелся один человек, который был слишком молод, слишком беден, слишком наивен и вдобавок ко всему занимался алхимией в своей темной маленькой комнатушке на втором этаже модного в то время борделя. В дневные часы он убирал весь бордель вместе с напарником за 10 солв в месяц на двоих. А звали его Трентон Бойль. Его жизнь ничего не значила, и, наверное, поэтому эти две судьбы столкнулись, дабы уничтожить друг друга…
У Бойля была старшая сестра, живущая в зажиточном районе Рейнсона и работающая при Доме Правительства. В один из обычных рабочих дней девушка протирала запыленную расписную вазу и случайно уронила ее, разбив. На нее был отослан донос. Де Борн же отправил ее на плаху, ничуть не сомневаясь в «тяжести» совершенного поступка. И это стало отправной точкой до скорейшей смерти. Из мести Трентон приготовил яд, который мог заставить страдать жестокого правителя.. Болезнь, содержащаяся в пузырька была неизлечима и имя ей – «горячка». Жар, конвульсии, сильные боли, а самое главное – медленное проявление первых симптомов болезни… Яд попал на обед к Ричарду де Борну и после проверки еды рабом, он никак себя не выдал. А посему Ричард со спокойной душой сел за стол. Через два дня началось действие отравляющих примесей. В конце месяца правитель скончался, но перед этим он долго мучался, часто проваливаясь в неспокойный сон, где ему мерещились табуны раклоссов. Он рассказывал об этом всем и каждому, но люди не верили ему.  Юный алхимик-недоучка был повешен практически сразу же после обнаружения болезни у де Борна. Но он успел случайно – он ведь хотел отомстить только тирану-правителю и никому более – наслать проклятие на весь род де Борнов, который после этого просуществовал очень недолго. Достигшие 20 лет наследники трона главы города заболевали «горячкой» и все поголовно видели в своих снах все те же табуны раклоссов. Отсюда и идет поверье, что если человек видит во сне этих существ, то значит он скоро умрет. Так безобидные жители поднебесья стали предвестниками смерти.

0

3

Олицетворение солнца, луны и звезд.

Людская фантазия, как известно, неусыпна, неутолима и неистребима, а потому и жители Рейнсона, конечно, не могли оставить без внимания такой немаловажный в их окружении объект, как само небо.
Там, где в хмурых облаках горделиво высятся покои Мольера и носятся неугомонные ветра, там, где резвятся раклоссы и светлокрылые аспиды, сияют все самые яркие украшения в безупречном костюме Неба. Сказания о нем собирались годами, по слову, по нечаянно оброненной фразе, по рассказу нетрезвого завсегдатая таверны, по сказке на ночь… И вот, наконец, обрели достойную огранку ради того, чтобы пустить цепкие корни в вечность.
Сначала, безусловно, была выбрана личина для величайшего светила всего небесного простора, Солнца, скупо освещающего узкие улочки. Впрочем, и за это ему безмерно благодарны, на то оно и Солнце. Шильгарр, первый шакхарр Мира, личное создание Верховного Бога – вот лицо (или морда, как пожелаете) Короля сероватой материи вышины для горожан. Когда огромный кот резвится в палатах Химмела, Солнце не менее резво передвигается по небу, кот утомлен  – на Город опускается непроглядная тьма, нарушаемая лишь светом бледнолицей Луны.
К слову сказать, символ луны был найден совсем недавно, не далее, чем появилось небезызвестное Око Бога. Верный спутник ее, единственная в своем роде черная аспида, и стала ликом ночного светила, отливая серебром в ослепительном свете звезд блестящей вороной шкурой. Инверно и Шейдар появляются в небесах исключительно по ночам и самым ранним часам еще темного утра, а посему луна и дремлет днем, не затмевая собою Шильгарра-солнце.
Звезды же для рейнсонцев прокляты, особо суеверные господа во время их появления не высовываются из окружения надежных стен дома и поплотнее задергивают тяжелые шторы, притаившись в углу со свечкой. Всему виной пресловутая легенда о раклоссах, давно баламутящая воды тихого омута – ведь именно их табуны считаются звездной россыпью. Да и кто еще, кроме этих блистательных животных, мог бы стать бриллиантами в ночи?
Таковы поверья Рейносона относительно небес, они передаются из уст в уста уже сотни лет, обрастая все новыми – и с каждым разом все более невероятными – подробностями, за которыми ну просто невозможно уследить. Стоит отметить, что в подобную систематику верят многие, ибо она продолжает историю божественного сотворения мира, пусть даже и своей, фальшивой, нитью.

0

4

Ищейки Темной.

Скрытные и молчаливые, но в то же время умеющие уговорить, Гости – или же, что правильнее, геррширы – всегда привлекали внимание рейнсонского люда, выделяясь из неприметной толпы своей, еще большей, серостью. И все бы ничего, про них ходили лишь невинные слухи, роем назойливых мух окружая их образ, никому не мешая и уже давно войдя в привычку, как однажды…
«Хочешь, я расскажу тебе сказку?»
Фраза, тихо прошелестев в темноте, озаряемой одним только светом свечи, мгновенно нашла отклик в виде радостной возни и бурных согласий. И, наверное, отклику этому не следовало звучать.
«Такую сказку, что ты просто забудешь, что значит «непослушание»…»
Источником сего шепота, собственно, была матушка, известная своей не в меру хорошо развитой фантазией. Знали бы вы, сколько грязных, но правдоподобных сплетен срывалось с ее иссушенных губ, виновником скольких поверий являлась сама она… Кто-то предпочитал ее не замечать, кто-то прозвал «ведьмой», кто-то обычной сумасшедшей, как любят окрестить богачи чересчур болтливых бедняков.
История, поведанная ею тогда, гласила, что таинственные Гости – никто иные, как посланники Шатани. Да еще какие посланники…
«Ты никогда не думал, откуда появляются наши Гости? Нет? А я вот знаю. Они приходят из самого Ничто, из Бездны, присланные беспросветной силой Шатани…» Что и говорить, «ведьма» умела сплетать нити слов в красивые ткани рассказов, что редкость для низшего сословия. По ее легенде геррширы были засланы Темной Богиней на второй уровень Мира, дабы избирать той новых, самых отборных, грешников для дальнейшей ссылки оных в Бездну. Потому-то, считала рассказчица, они и могут убедить любого при полном отсутствии обаяния, посему же они столь неразговорчивы и странны в движениях.
Услышавший легенду верным вестником поведал историю всем своим товарищам и просто знакомым, кои, в свою очередь, вирусом распространили ее по всему городу. Так и живет сия легенда среди рейнсонцев уже не первую сотню лет, внося смуту в их грешные умы.

0

5

Кошки-несущие-славу.

Шакхарры – огромные кошачьи, которые появились незнамо откуда, выращивает их незнамо кто, и живут они…соответственно. Вот что знает о Верных простой и не очень простой люд.
Порой этого бывает отнюдь недостаточно. Стоит только вспомнить, что шакхарры появляются в городе вместе с Гостями – геррширами, что само по себе странно. Конечно, можно было бы предположить, что геррширы выращивают их, но здесь уже в размышление вмешивается легенда о том, что Гости-то – слуги Темной Богини, а именно Шатани. Не может быть, чтобы существо одного бога выращивало существо другого, правда же? А вот покупать – это совсем другое, это можно. Так рассуждают люди. Посему они снова возвращаются к теории о том, что животинку выращивают где-то неподалеку. В конце концов, не зря на гербе города изображен огненный кот!
Люди - существа от природы любопытные. В Рейнсоне повелось считать, что шакхарры "берутся" с какой-то там фермы, но где эта ферма не знает никто (это никоим образом не относится к Ферме Рейнсона, ведь там выращиваются исключительно продукты питания – никаких шакхарров, что вы!). Точнее, люди догадываются, что она где-то в Великом Лесу, ибо более ничто не может вместить в себя такое большое существо, да и прокормить его, соответственно. Но карт нет, ровно как и проводников, которые могли бы показать «месторождение» мольеровых созданий. Да, что уж греха таить, ради сих дорогостоящих животных не всякий мужчина кинется в темные чащи – семья, дети, хозяйство, ну, и страшно ж ведь! Никто, однако, не запрещает молодым смельчакам уходить на поиски таинственной фермы. Этакое местное развлечение. Иногда возникают даже соревнования на окраине Леса, делаются ставки не на жизнь, а на смерть. Что ж, человеки всегда были излишне жестокими, что уж и говорить о жителях Города Греха?
Из походов дальше окраины никто и никогда не возвращается – это знают все. Но народ не дремлет и банальностей не терпит, посему, чтобы облагородить память об ушедших, всеобщими усилиями была придумана легенда о том, что каждый, ушедший и невернувшийся в Лес, превращается в шакхарра. Сказывают, что какой-то горожанин даже видел шакхарра, и глаза у того были точь-в-точь, как у его когда-то ушедшего друга. Правда или вымысел – вам решать.

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Информация о мире » Легенды