Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » burned morning


burned morning

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название темы burned morning
2. Участники Инверно, Витерика
3. Описание локации Химмел, блистательный и неприступный в своем горделивом величии. Его широкие коридоры, обрамленные колоннами, алые ковры под ногами, только-только просыпающееся солнце, пока еще не спешащее прогонять серость облаков. Кружащие голову просторы и, казалось бы, все так привычно... За исключением одной детали.
4. Дата (время) и предыстория Раннее утро, когда мир еще спит. Инверно, по своему обыкновению возвращающаяся в Химмел после очередной ночной "прогулки", несомненно, получившая достаточно пищи для размышлений до следующего прихода темноты. Чуть ли не первое за всю историю Ока Бога и уж точно первое для Витерики отсутствие Мольера. Прекрасные обстоятельства для новой вспышки меж двух огненных дев, вам так не кажется?

0

2

Вороная тень, прислонившись к какому-то крайне неприветливому зданию, с животным пристрастием изучала возвышающийся напротив Храм Трех Богов, не потерявший и капли своего великолепия в этот темный час. Нетерпение, впрочем, выдавалось лишь негромким постукиванием сапога по каменной кладке тротуара.
Спокойная и уютная тишь, нарушаемая разве что гарканьем рогмиров в отдалении, была, несомненно, фальшива. Любой, кто хоть раз выходил ночью на улицы Рейнсона, прекрасно знал, что в это время суток здесь кипит своя, по большей части нелегальная, жизнь. Присмотревшись, можно было заметить снующих туда-сюда воров, для которых как раз наступила самая раздольная пора, они, как всегда, спешили чем-нибудь поживиться. Несмело, с присущей аристократам паранойей, выходили из-под крыш борделей и подпольных салонов богачи, стремясь поскорее добраться до дома…
- Эй, сестрица! – рука в кожаной перчатке проворно схватила ту саму вороную тень за запястье, а ее обладатель удовлетворенно ухмыльнулся, предвкушая удивление со стороны «фантома». Еще бы – ведь он так ловко к ней подкрался! – Ну что, поймала сегодня золотую рыбку?
Инверно – а это, без сомнения, была именно она – театрально закатила глаза. Ее уже в который раз приняли за воровку. Впрочем, оно и неудивительно. Кто же еще может так по-хозяйски уверенно, цепляясь взглядом за каждую деталь, разгуливать по Рейнсону в самый темный час? А на убийцу она пока, увы и ах, не тянет.
- Как видишь, в процессе, - что ж, она всегда была хорошей актрисой, и посему войти в образ ей не составило особого труда, - а ты, между прочим, мне помешал, слышишь? Так что давай, катись отсюда, пока мы с тобой всю дичь не спугнули, - девушка выразительно приподняла бровь и вывернула руку так, чтобы незаметно вытащить ее из хватки ворюги.
- Понял, понял, миледи. Удаляюсь, не смею вам мешать, - улыбка чеширского кота мягко растеклась по лицу собеседника, а сам он играючи откланялся, уже растворяясь в тумане. – Но чтоб потом рассказ о своих приключениях ты мне предоставила, договорились? – он, очевидно, желал разузнать ее технику. Вороная тень, довольная своей игрой, усмехнулась, но более не проронила ни слова, лишь только кивнув в мнимом подтверждении. Пусть верит в свою легенду, ей-то что.
Однако, однако… Он фатально отвлек ее внимание, она потеряла свою «дичь», а точнее то движение, которое уловила на стене храма за несколько секунд до появления «чеширского кота». Впрочем, оно могло и не значить ничего особенного. Хотя… В любом случае, пока это лишь ее подозрения, коими она не поделится ни с кем. До того момента, пока не получит доказательство оных. Ну, или опровержение.
«Над этим стоит подумать, а сейчас…» - а сейчас пора было возвращаться. Эта нить пока упущена, так что же дальше бороздить туманные просторы? Полубогиня мгновенно сорвалась с места, направившись к окраине города, туда, где по традиции ее будет ожидать Шейдар. Кольцо на пальце повернуто, а значит, он уже в пути.
Полет, наполненный одурманивающим ощущением безграничных просторов и ничем незапятнанной свободы, прошел незаметно, отчасти потому, что Инверно уже погрузилась в свои думы, безмятежность неба тому способствовала как нельзя лучше. Когда в пределе видимости показалась горделивая громада Химмела, она в очередной раз поймала себя на мысли, что, несмотря на неплохую фантазию, совершенно не может представить себе небесный чертог без отца. Пустой, только с мирно посапывающим где-то шакхарром… А, нет, есть же еще Витерика. Дочь Мольера упорно не могла – или, что более вероятно, просто не хотела – считать так называемую напарницу полноправной обитательницей дворца. Может, виной тому ее недолгий срок пребывания здесь, а может, святая уверенность в том, что это лишь новая игрушка Алого Бога, призванная прогнать вечную скуку. Глядя на то, как его забавляют выходки ученицы, трудно было подумать о чем-то другом.
Шаги Ока Бога, размашистые и уверенные, гулко разносились по просторным коридорам, в которых, казалось бы, гулял только северный ветер. Однако и они затихли на мгновение – полубогине чего-то не доставало. А, вот оно что, не слышались взмахи исполинских крыльев.  Аспида ждала приказа.
- Прочь, - почти прошипела через плечо, недовольная несообразительностью животного. Что и говорить, Шейдар получал далеко не одну похвалу, а уж если владычица не в духе… Верный спутник предпочитал об этом не думать.
Тот, что считался для людей луной, не замедлил исполнить требование и улетел, а темные одежды вновь зашелестели, резко контрастируя с белоснежными, словно только что выпавший снег, стенами. Плащ надменно развевался на ветру, являя миру алую рубашку, так дерзко выбивающуюся из безупречности угольно-черного альянса. Хищник Химмела вернулся домой.

0

3

Громкий, кажущийся оглушительным в абсолютной тишине величественного дворца стук- очередная книга из почти бесконечной библиотеки Химмела ударяется о мраморную стенку просторной светлой комнаты и присоединяется к десятке своих товарищей, грустно валяющихся на полу. Этот трехсотстраничный томик Витерика прочитала за одну ночь, а остальную кучу- за прошедшие три дня. Все книги были о магии- про ее историю, силы, правила использование, и многие из них девушка читала уже не в первый раз, чтобы убедиться, что она все правильно поняла. И лишь последняя содержала далеко не описания процессов сотворения заклинаний или сборник нудных упражнений. В основном полубогиня старалась держаться подальше от таких произведений, ибо те пробуждали в ней страстное желание, которое она не могла исполнить, мучительное искушение, которому она не могла поддаться. Последняя прочитанная Витерикой книга была о Мире. Мире за пределами запертого Рейсона, огромном, неопознанном, удивительном, интригующим, где девушка так мечтала побывать, но куда, несмотря на свой статус, не могла попасть. Черт возьми, она даже в свой родной город слетать не могла! Не то чтобы этого очень хотелось, но сам факт, что ей что-то запретили, заперли, как когда-то в Рейсоне, ощущение полной беспомощности и неспособность это изменить выводили полубогиню из себя. Сначала Витерика не уделила запрету Мольера должного внимания- открывшиеся для нее мир и новые возможности полностью захватили ее разум, не оставляя места для других раздумий. Целый год девушка обучалась основам нории огненной стихи, в которой она достигла определенных успехов, облазила все доступные ей места, несколько раз чуть не пострадав из-за любопытства, и изучила все самое интересное в Химмеловской библиотеке. Но вот искусство магии изучено до высшего уровня, которого можно достигнуть самостоятельно, многочисленные замки и соборы знакомы, как свои пять пальцев, а содержание всех книг кажется отличающимся только порядком слов в предложениях. И Витерика начала задыхаться в этом лишь кажущимся огромном пространстве, ведь нечто новое, непознанное для нее были сродни глоткам свежего воздуха. И чем больше она об этом думала, тем больше задыхалась.
Быстро вскочив на ноги и выбежав из комнаты, полубогиня решительно направилась на поиски своего учителя. Прочитанная книга и очередное осознание всей несправедливости вновь разбудили в ученице бога обиду, гнев и злость. Контролировать свои эмоции Витерика не умела и не хотела, а сдерживать их в себе просто не могла- ее жгучая, взрывоопасная натура не позволила бы ей сделать это. Поэтому даже легкое раздражение у девушки заканчивалось грандиозным скандалом, а из-за серьезного расстройства и вовсе мог произойти взрыв. Именно такая катастрофа должна была постигнуть Мольера, к чему, впрочем, он уже привык, но его спасло поистине поразительное происшествие. Обыскав все любимые дворцы учителя и внимательно прислушавшись к собственным ощущениям, Витерика с удивление поняла, что верховного бога в Химмеле нет. Впервые за все мое пребывание тут этот паразит оторвал свою ленивую задницу от трона и куда-то умотал в самый неподходящий момент! – со злобой размышляла разъяренная девица, направляясь в комнату, которую она уже привыкла считать своей, и распугивая все, что попадалось ей на пути,- Хоть бы предупредил! Он со мной совсем не считается!- стайка аспид, перепугано заверещав, взмыла в небо и понеслась прочь от испугавшей их. Та проводила их тоскливым взглядом, ведь эти вольные существа могли направиться куда угодно, оставляя ее тут, в золотой клетке с самыми прочными прутьями в мире.
Вернувшись в свою комнату, Витерика устало упала на кровать и пустыми глазами уставилась на лазурное небо за окном. Вспышка гнева закончилась так же быстро, как и началась. Чувства девушки всегда были подобны выбранной ей стихии- они загорались также быстро, как огонь, полыхали ослепительно ярко, но после быстро потухали, оставляя после себя неприятный осадок черного пепла где-то в глубине души.
Проведя в таком оцепенении около получаса полубогиня «очнулась» от того, что падающий на ее лицо лучик солнца на мгновение исчез, будто его что-то перекрыло. Приглядевшись внимательней, девушка поняла, что явилось возмутителем ее спокойствия. На единственной в своем роде черной аспиде в Химмелу вернулась Инверно.  Погасшие было чувства зажглись с новой силой, и ярче всего полыхала гораздо более опасная, чем гнев, зависть. Инверно могла свободно бывать в Мире и делать там все, что заблагорассудится, и сейчас она, несомненно, прилетела оттуда. Витерика резко вскочила с кровати. Ее грудь невыносимо жгло изнутри, принуждая выплеснуть все, что наболело, а в противном случае грозясь выжечь все подчистую. Особый повод не требовался, хватало того, что дочь Мольера просто посмела попасться на глаза девушке, когда та была не в духе. По мнению Витерики это уже был серьезный проступок.
Поспешив навстречу соратнице, полубогиня нашла ее в одном из просторных коридоров. Решительно перегородив ей дорогу и сложив руки на груди, Витерика чуть наклонила голову, рассматривая прибывшую. Та, похоже, была уставшая после дальней дороги, но ее напарницу это ничуть не волновало:
- А вот и наш Глаз явился!- едким голосом проговорила девушка, использую прозвище, которое она дала Инверно,- Ну что, как там не земле? Отчет для папочки готов?

+1

4

Худощавая и довольно высокая, она действительно более чем сильно смахивала на воровку. Движения, неизменно наполненные какой-то странной и неуместной даже в столь четком и непреклонном образе животной плавностью, смешанной с будто бы чеканной продуманностью каждого шага, создавали впечатление ловкой ночной тени, стремящейся стать невидимкой. Но, нет, это ни в коем случае нельзя назвать грацией - здесь совсем другое. Черный цвет же в ее облике вовсе не дань пресловутым отрицательным героям, коим она не была и не могла по определению отдаться целиком их лику, а скорее все та же излюбленная скрытность, избранная в качестве самого верного оружия для дознания, аккуратного и абсолютного в ее случае.
Возможно, все это как раз и объясняет цвет шкуры преданного Шейдара, ведь это явление не что иное, как действие совершенно необузданной и бешеной магии на животное, находившееся с ней чуть ли не в постоянном контакте еще тогда, лет пять назад, когда не существовало такого понятия, как вестник Химмела. Эта аспида ведь тоже когда-то была этого мягкого жемчужно-кремового оттенка, что присущ всему крылатому племени. Стоит добавить, что при воспоминании об этом, таком девственно-чистом, верном спутнике сама Инверно пускала искры по пальцам и с неподдельным удивлением размышляла, как могут меняться существа под длительным воздействием ее магии. Надменная улыбка, конечно, всегда шла вслед за этими думами.
Услышав гул шагов, который в практически пустом Химмеле не заметить было невозможно при всем желании, она совершенно машинально, уже отработанным движением, положила руки на рукояти охотничьих ножей, кои так же неизменно, как и черная аспида, сопровождали ее, покоясь в ножнах на поясе. Однако же бледные руки вскоре вернулись в исходное положение, ибо хозяйка оных уже знала, кого сейчас встретит. "Увы, Шильгарр ходит совсем по-другому". Действительно было жаль, что это не огромный кот. Привычная после визитов в Рейнсон усталость давала о себе знать, назойливым молоточком стуча где-то у виска. Увидев перед собой будто бы из пола выросшую на ее пути Витерику, дочь Властителя в притворном - а может, и не совсем - изумлении вскинула брови, будто бы немо недоумевая, как Мольер еще не низвергнул ее куда подальше. Если со стороны "союзницы" на Инверно волнами накатывалась, сметая все на своем пути, неприкрытая зависть, то сама она смотрела на нее свысока, не без оснований считая себя высшей из всех полубогов Мира. Ведь если традиционно полубог - это существо, являющееся учеником или ребенком бога от смертного, и скорее магию приобретшее, нежели получившее изначально, то сейчас вы видите перед собой уникума, никоим боком не относящегося к людской расе. Магия была ее естественной частью, создана она была исконно с ней, и единственная кровь в ее жилах являлась кровью Алого Бога. Таковы были, впрочем, мысли исключительно самого этого уникума на сей счет, никому неизвестные, никем не подтвержденные и, следовательно, не осужденные, хранящиеся в дальнем ящике для оправдания собственной гордыни. Смертный грех, говорите? А ей-то что, она бессмертна.
- А вот наша красавица все тут как тут! - полубогиня ослепительно улыбнулась, только вот улыбка эта скорее напоминала оскал снежного мальбра перед нападением. - Что ж ты так предсказуема, дорогая? - трудно было описать, насколько подхлестывали ее эти частые перепалки с Витерикой, как нельзя успешнее прогонявшие всякую усталость и заставлявшие резкий росчерк губ буквально сочиться ядом едких фраз. В какой-то степени, ей это даже нравилось, но в равной же мере и раздражало, как непрерывно жужжащая муха.
Непроницаемые черные глаза, пропастями Бездны темневшие на белесом лице, тем временем придирчиво изучали "мишень", будто бы она могла взглядом выискать слабое место. Однако внести сумятицу в оборону противника, таким образом, было вполне возможно, ну а в противном случае хотя бы себя потешить, что тоже совсем неплохо. Инверно, разумеется, задело именование ее "глазом", а потому ответную пикировку хотелось сделать как можно более болезненной, и в следующей реплике ученицы Бога она узрела отличную для этого возможность:
- О, там все просто великолепно, даже не сомневайся. Жаль, ты не можешь там побывать и посмотреть на прелести Рейнсона поближе, – сама-то она никогда не питала особой любви к этому темному городу, да вот только не использовать свое преимущество  в качестве доступа к среднему уровню Мира было бы непростительно. "Папочка? Ну-ну". Последнее было решено оставить в рубрике "без комментариев", как само собой разумеющееся.
Кстати, - она, словно задумавшись, стала накручивать на палец выбившуюся прядь каштановых волос, - Ты почему уже не спишь? Или это привычка рабочего люда вставать в такую рань дает о себе знать?

+2

5

Не то чтобы Витерика не любила Инверно, нет, что вы. Возможно, они даже стали бы подругами познакомившись в другом месте, времени и ситуации. Но сложилось так, что эти юные горячие самоуверенные девицы оказались двумя помощницами Верховного бога, что, при их характерах, не могло кончиться хорошо. Инверно привыкла быть единственной полубогиней Химмела, и появление еще одной не сильно ее устраивало. Витерика же, привыкшая во всем всегда быть первой, не могла не воспринимать Око бога как соперницу, а зачем ей быть лучшей для Мольера, которого она так страстно ненавидела, оставалось вопросом для непостижимой логики девушки.
Перепалки между соратницами-соперницами заканчивались грандиозными скандалами, но происходили не часто- девушки старались избегать друг друга и общаться только по делу. Но когда у Витерики случались «душевные порывы», сметающая все на своем пути волна отрицательных эмоций доходила до Инверно или, что случалось чаще, до самого Мольера, и тот факт, что бога подобные сцены только веселят, злил его ученицу еще больше. Впрочем, эти маленькие катастрофы, происходившее сначала практически через день, теперь случались все реже и реже. Может, действовала кровь полубога, заставляя девушку менять свой характер, а может она просто, наконец, начала взрослеть.  Но до образцовой последовательницы Мольера Витерике было пока также далеко, как и до взрослого серьезного человека.
- А вот наша красавица все тут как тут! Что ж ты так предсказуема, дорогая?
-Тоже мне, внезапная нашлась,- фыркнула в ответ Витерика. Ну, вот и поздоровались. Можно и к делу приступать. Судя по мгновенно зажегшимся глазам Иверно, поругаться она была не против.  Это хорошо- ссориться с уставшей или вялой дочерью бога было неинтересно и бесполезно. Другое дело, когда очи соратницы-соперницы полыхают этим ярким, обжигающим огнем, а губы изгибаются в шикарной ядовитой улыбке- отличный скандал выйдет!
- О, там все просто великолепно, даже не сомневайся. Жаль, ты не можешь там побывать и посмотреть на прелести Рейнсона поближе.
Бровь Витерики иронично изогнулась:
- Пытаешься соблазнить меня этим жалким городом?  Глупо- от Рейсона я устала настолько, что была бы рада его больше никогда не увидеть. Я изучила его вдоль и поперек, и, если чего не узнала, значит, оно мне была не нужно- девушка действительно не любила это место, в котором она провела свои первые девятнадцать лет жизни, и слова Инверно ее не очень задели. Однако то, что Витерике было запрещено туда спускаться, играло особую роль. Запрещено… Да и не из-за этого ли она так завелась? Что же, сестрица, один-ноль. Но это лишь только начало.
-Кстати, ты почему уже не спишь? Или это привычка рабочего люда вставать в такую рань дает о себе знать?
-Рабочий люд?- немного удивленно повторила полубогиня. Витерика была родом из знатной семьи, и причислить ее к «рабочему люду» было никак нельзя, и Инверно это отлично знала. Тогда почему же?.. Гм, ясно…- девушка усмехнулась и покачала головой. И как она сразу не заметила этого неприкрытого вызывающего превосходства во взгляде и тоне соперницы?
- Значит, считаешь, что ты чем-то лучше меня? Думаешь, что ты выше? Какая наивность,- Витерика фыркнула и, приблизившись к Инверно чуть ближе, продолжила,- Ну так открою тебе глаза- ты такая же, как я, Глаз. Такая же «шестерка», необходимая для грязной работы. Такая же кукла, которой можно управлять. Только ты еще и абсолютно безвольна- даже слова поперек  Мольера вымолвить не сможешь. Ни своих целей, ни желаний, ни мнения, лишь слепая безоговорочная покорность,- девушка еще раз фыркнула, на этот раз с презрением,- Да и не удивительно- ты ведь всего лишь одушевленный сгусток ветров, что с тебя взять?,- закончив, полубогиня отошла от Инверно к противоположной стене коридора и, прислонившись к ней спиной, в ожидании посмотрела на коллегу. Ну, скажешь, неправда? Обвинишь меня во лжи? И, если так, тяжело ли тебе обманывать саму себя?

Отредактировано Витерика (17-01-2011 23:18:47)

0

6

- Уж пооригинальнее некоторых буду, - не задумываясь, отозвалась она, резким движением сдернув с внезапно разгорячившихся рук тонкие кожаные перчатки, кои мгновенно были поглощены ненасытными складками плаща, более всего напоминавшего мантию. В движениях ее все же скользило раздражение, вызванное, видимо, тем, что нарушились планы на самое ближайшее будущее. А подобные вторжения в организацию собственной жизни она ох как не любила, пусть и привыкала к ним быстро. Правда, в планы эти входило не более чем кресло в кабинете и, возможно, исчерченные ее резким почерком бумаги. Как всякий ночной хищник, Инверно засыпала лишь тогда, когда Мир окрашивался яркими или не очень красками дня, в присутствии тьмы разводя бурную деятельность. Но не суть важно, что должно было быть. Важно, что этому помешали.
Взгляд, наконец, оторвался от созерцания Витерики, неприкаянно блуждая теперь по каждому составляющему обстановки, будто бы ища, за что еще можно зацепиться. Ну не стоит сия особа столь долгого внимания, право. Сухощавые длинные руки, по своему виду вполне могущие принадлежать мертвецу (цвет-то один в один), сплетались в каких-то своих порывах, в свою очередь тоже выдавая что-то из арсенала эмоций своей хозяйки наблюдающему.
- В таком случае поздравляю, твое желание исполнилось. Теперь сей чудесный город ты зреешь разве что со спины аспиды, - казалось, полубогиня совершенно не задумывается над своими репликами, они сами вольными птицами слетают с все так же изогнутых в ухмылке губ. Да и правда - она ведь не любит длинные речи, предпочитая им свой арсенал коротких, но метких пикировок.
Атака - контратака, любимая и незамысловатая схема их перепалок, по которой обычно и проходили все их встречи, в конце концов изживая себя и заканчиваясь так же резко, как и начинались, оставляя после себя лишь отзывающийся треском и многократно сотрясенный речами наэлектризованный воздух, по всей видимости, грозила вот-вот перерасти в нечто более существенное. И, конечно, наносящее куда больший урон, судя по наступающей ученице Бога. Как только собеседница приблизилась, дочь Мольера сразу же отпрянула, сделав расстояние прежним, не приветствуя близость контакта и почитая дистанцию.
- А, так ты, наконец, заметила, - удовлетворенно протянула, словно уже давно ожидая сего события. "О, а мы опять о наболевшем", - мысленное сокрушение это было вполне обосновано: практически в каждый из их разговоров вскоре вплеталась нить отца, и начинала вытаскивать ее из внушительных размеров клубка обычно именно Витерика. Инверно порой думала, что в мыслях "соратницы" призрак Создателя кружит куда чаще, чем в ее собственных.
Она не знала и не хотела знать, являлись ли дальнейшие речи чистыми суждениями или же были озвучены, дабы вывести ее из себя, однако всякий задор сиюминутно испарился из ее образа, губы поджались, глаза отливали сталью, в голосе стали проскакивать рычаще-шипящие ноты, верный признак отнюдь не добрых намерений. Заложив беспокойные руки за спину, полубогиня принялась расхаживать по коридору взад-вперед в манере умудренного опыта человека, совершенно не вписывающейся в образ этого юного создания. Впрочем, постоянно находясь рядом с тем, чей возраст уже не вычислишь сотнями, и не такого наберешься.
- Это, конечно, очень мило, что ты пытаешься поставить нас с тобой в одну шеренгу, но, я вынуждена тебя огорчить, не выйдет, - слова буквально выплевывались в объятья чистейшего холодного воздуха, разве что, не воспламеняясь по дороге, - Мы не можем быть одинаковыми. Не можем по определению. Я способна привести тебе не один аргумент, однако, честно говоря, мне не хочется зря сотрясать воздух - мы ведь все равно не переубедим друг друга, - взгляд из рода "понимаешь?", - А уж назвать меня грязной шестеркой - это явно перебор, милая моя. У меня будет время для своих целей, я бессмертна. Сейчас же они совпадают отцовскими, и по той же самой причине я не имею слов против, - пауза, глубокий вдох. И тут же, с еще большим запалом, чем в начале:
- А интересует меня вот что: как ты, прожив лишь год, всего лишь какой-то жалкий, ничтожный год, здесь и совершенно не зная эту жизнь - не ту, где весь смысл заключался в донимании папочки и получения от него нужного, - смеешь судить о чем-то? Как ты вообще можешь что-то смыслить здесь? Объясни, будь так добра, мне страх, как интересно, - вызов, постоянный вызов. В этом вся она, доведенная до кондиции. - И, говоря о ветрах. Это все же лучше, чем человеческая плоть, - абсолютно невразумительная для людей или им подобных, но кристально-ясная для "мольеровского" создания логика.

0

7

- А, так ты, наконец, заметила.
Игра закончилась. Из голоса Инверно пропали ядовито-слащавые нотки, а задорные огоньки в глазах сменились на закаленную сталь. Инверно разозлилась.
Наверное, Витерика должна была чувствовать некое удовлетворение. Ведь это было проявлением настоящих, живых чувств, а не демонстрацией фальшивых ухмылок на язвительных масках. Ведь это означало, что слова Витерики задели Инверно. Ведь это можно считать победой. Вот только веселиться Витерике, почему-то, совсем не хотелось.
Она была абсолютно спокойна- эмоции, полыхавшие в груди всего минуту назад, потухли так же быстро, как и загорелись, оставив после себя столь знакомый осадок черной золы, оседающей горьким привкусом на губах. После всплеска чувства как всегда успокоились и ушли куда-то в глубину готовиться для следующего скандала, оставив главным одно равнодушие. Как ни странно, именно в таком апатичном состоянии, когда, казалось, все уже улеглось, у девушки случались самые сильные скандалы и ссоры.
Сложив руки за спиной, дочь бога начала беспокойно ходить по коридору в манере мудрого старца, видимо, позаимствовав эту походку у отца, чем вызвала у Витерики новый всплеск раздражения. Это выглядело до невероятности глупо и нелепо, а в сложившейся ситуации совершенно излишне. Казалось, что ссора происходила в детской песочнице, где одна из девочек, напустив на себя скопированный у родителей сердитый образ, решила обругать вторую за неправильную лепку куличиков. Оставалось надеяться, что слова Инверно будут куда более умнее и рассудительней ее действий.
-…Я способна привести тебе не один аргумент, однако, честно говоря, мне не хочется зря сотрясать воздух - мы ведь все равно не переубедим друг друга.
Витерика равнодушно пожала плечами. Одинаковыми- точно никогда. Но опровергать сходство между ними глупо. Они похожи, очень похожи, и это скорее расстраивало, чем радовало. Впрочем, я действительно никогда не смогу ее переубедить. Что же, пусть тешится своим призрачным превосходством, а мне начинает надоедать этот разговор.
-А уж назвать меня грязной шестеркой - это явно перебор, милая моя. У меня будет время для своих целей, я бессмертна. Сейчас же они совпадают отцовскими, и по той же самой причине я не имею слов против.
Ученица бога иронично усмехнулась. Она не сомневалась, что Инверно будет оспаривать ее слова, она ожидала этого. Но доводы, приведенные соперницей, Витерику разочаровали- она ожидала нечто большего от разгневанной соперницы.
- А что, если «твои цели» разойдутся с целями твоего отца? Что ты сделаешь? Взбунтуешься, воспротивишься, пойдешь на него войной, отправишься покорять другие миры? Не смеши меня. Ты была создана, чтобы служить ему, и только для этого. Может, ты действительно обладаешь своей волей, чувствами, желаниями, но вряд ли когда-нибудь сможешь ими воспользоваться. Пока жив Мольер, ты будешь подчиняться ему, а он еще более бессмертный, чем ты. Как бы дальше не сложилась судьба, он всегда будет иметь безграничную власть над тобой. И, знаешь, по всем этим причинам, я не хочу быть похожей на тебя куда больше, чем ты не желаешь этого,- девушка задумчиво оглядела Око бога и негромко вздохнула. Последняя фраза больно ударила по гордости, заставив еще раз осознать истинность собственных слов. Витерика действительно кое в чем схожа с Инверно- она точно так же находится под властью Мольера, точно так же заперта в золотой клетке. Точно также обязана подчиняться. В моменты, когда девушка вспоминала об этом ужасном факте, хрупкий душевный покой полубогини спасала лишь упорная вера, что когда-нибудь это изменится. Когда она научится всему у Мольера, когда она станет по-настоящему сильной, когда здесь уже окончательно нечего будет делать, она сможет избавиться от власти учителя. Когда-нибудь она сможет уйти. Обязательно.
-Как ты вообще можешь что-то смыслить здесь? Объясни, будь так добра, мне страх, как интересно.
-«Эту жизнь», значит?- теперь к улыбке Витерики добавилась толика горечи. Оттолкнувшись от стены, девушка подошла к находившемуся напротив окну и, опершись на подоконник, бездумным взглядом оглядела лазурно-белоснежный пейзаж,- А что же такого особенного в «этой жизни»? Магия? Да, первые два месяца она действительно казалось мне невозможным чудом. Однако сейчас я немного овладела ей, и огонь из пальцев теперь меня абсолютно не удивляет. Сожительство с богом? Да, Мольер, конечно, невероятно крут, способен создавать миры силой мысли и совершать прочие несусветные финты ушами, и быть его ученицей большая честь, но после первых трех скандалов внезапно понимаешь, что он просто до безумия умный и пафосный парень, обладающий огромной, не поддающейся пониманию и точной формулировке силой. Еще, наверное, меня мог бы поразить разговор с одушевленным сгустком ветра, но, как видишь, падать в обморок от шока я не собираюсь. Твоя «эта жизнь» на самом деле гораздо проще, чем кажется. До обидного проще. Стоит привыкнуть к неудобной спине аспиды и тому, что чей-то потолок теперь для тебя пол, как вдруг внезапно понимаешь, что все здесь не так уж и сложно. Стоит понять основы и- ву-а-ля- ты постиг великий замысел. Можешь, конечно, мне не верить, чего я и ожидаю, но, прожив здесь какой-то жалкий год, я не только приспособилась к «этой жизни», но и кое-что начала в ней понимать. Но знаешь, что самое ужасное?- Витерика вновь повернулась к Инверно и вернула ей взгляд из разряда «понимаешь?»,- Еще чуть-чуть, и мне станет здесь скучно. Почти также удушающе скучно, как в той же жизни, где весь смысл заключался в донимании папочки. Печально, не правда ли? Мольер бы, что ли, с сестренками подрался- хоть какое-то разнообразие,- закончив говорить, девушка, вспомнив, что не спала всю ночь, зевнула и уже сонным голосом, будто забыв, что спор начала именно она, обратилась к соратнице,- Это все? Ты все выяснила? Если да, то я, пожалуй, пойду отдохнуть.

+1

8

Она все продолжала самоуверенно мерить широкими шагами просторный коридор Химмела, где без труда бы разминулись две небольшие толпы. Однако здесь их никогда не будет - эти небеса предназначены лишь для немногих. Всего-то четыре разумных существа на почти бескрайних просторах, вот он, мольеровский размах.
Если Витерика к сему моменту начала успокаиваться, то в Инверно вскипала ярость; впрочем, в ее трактовке это чувство несколько отличалось от традиционного понимания. Часто присутствующая в рассказах алая пелена никогда не застилала ей взор, она продолжала мыслить довольно-таки здраво, пусть азарт и играл в крови. То была самая мощная и "тяжелая" из ее эмоций, она придавала силы, свинцом растекаясь по венам и пробуждая древнюю норию, по обыкновению мирно посапывающую где-то в глубине сознания. Чудесно, просто чудесно. Полубогиня, что уж тут скрывать, любила эти ощущения. А кому не нравится, когда одна из диких первобытных стихий вскипает в жилах, готовая подчиняться и быть прирученной?
Основную массу реплик Витерики, коя, видимо, сегодня решила обойтись малой кровью, она теперь пропускала мимо ушей, уж слишком много слов и мало интереса к темам осталось у собеседницы. «Как ты быстро сдулась сегодня». Но и без ответов ее оставлять она тоже не собиралась, чересчур велика услуга. Вот только отвечать она будет лишь на то, что достойно ее внимания, отбирая крупицы любопытных фраз из длинных утомляющих речей.
- Я, знаешь ли, искренне сомневаюсь в самой возможности подобных расхождений, - правда чистой воды. Она действительно не была уверена в том, что у нее с отцом могут быть столь сильные разногласия. В конце концов, от их "сотрудничества" оба были в выигрыше: Мольер получал праву руку и вестника, который неспособен и просто не желает предавать в силу личной привязанности, Инверно же обретала мало чем ограниченную свободу – ибо простор для мысли и действий ей ограничивать ну никак нельзя, в противном случае объект нашего рассмотрения потеряет всякую полезность - и полный доступ к двум верхним уровням Мира. Плюс ко всему, ей не было скучно, не в пример той же ученице Властителя или ему самому.
Око Бога внезапно рассмеялась, на какой-то краткий миг переменив свое настроение. Причиной тому, конечно, была характеристика вышеупомянутого.
- О да, он именно такой, - с легким осадком смеха в громком и стойком голосе чтеца произнесла она, наконец, остановившись. - В этом случае я даже не буду оспаривать твои речи, как ни странно, - чуть нахмурилась, удивившись сама себе. Однако смех ее был самый что ни на есть добродушный; идеальность она терпеть не могла, это скучно, невыполнимо и всегда наигранно, а потому недостатки не были для нее чем-то непозволительным и достойным кары.- Разговор с одушевленной дыханием горстью земли меня бы тоже мог удивить, кстати говоря, - без тени сарказма заметила Всесущая, вспомнив историю о том, как Ярна создала своих любимых людей. Если уж выбирать из двух предоставленных составляющих, то "сгусток ветров" казался ей куда достойнее.
"Скоро устроит, даже не волнуйся", - пронеслось в ее мыслях при упоминании о драке с сестрами. Мольер вряд ли без причины покинул Химмел, не в его это привычке - являть свой божественный лик нижним слоям без соответствующего тому повода. И наверняка не зря следующий год назван Свирепствующим Мальбром. Что-то будет.
Удачного скучания, дорогая, - усмехнулась Инверно, - Рада, что твоя буйная душенька успокоилась, - не удостоив томно стоящую у окна Витерику и взглядом, она продолжила недавно прерванный назойливой преградой путь, будто бы тотчас забыв о существовании «соратницы». Щелчок длинных пальцев и темный плащ, мгновенно объятый коконом голодного пламени, исчез, оставив после себя лишь горстку пепла, тут же подхваченную еще одним хозяином здешней обители – гордым Ветром. Уцелела одна только скрепляющая горловину брошь, пойманная владычицей еще в полете. Ну, и сама Сестра Ночи со всеми ее составляющими. Вы же не видели, чтобы огонь пожирал ветер? То-то и оно.
Эффектно, ярко. Пламенный привет и надежда не нескорую встречу.

+1

9

Инверно разъярялась все больше и больше, что немного раздражало меланхолично настроенную Витерику. Потрескивающая в воздухе нория действовала ей на нервы, а от метаний соперницы по коридору начинало рябить в глазах. Ну, злись, злись, красавица, сделать все равно ничего не можешь. Я буду здесь столько, сколько это будет нужно Мольеру, а тебе остается лишь кусать свои губки и самозабвенно истерить,- отстраненно подумала полубогиня, снова устремляя свой взор на белоснежный пейзаж Химмела. Желание что-то отвечать Оку бога и продолжать спор пропало окончательно. Все, что могла сказать Витерика, она уже сказала, все, что могла ответить Инверно, тоже уже было произнесено, а значит, дальнейший разговор был бы высосан из пальца и попросту скучным. Впрочем, словесные баталии двух полубогинь никогда не были особо продолжительными: по-аристократски длинные, не лишенные доли пафоса рассуждения ученицы бога плохо сочетались с емкими и точными словами его дочери. Их стычки были частыми, яркими, искрящимися, но короткими. То ли дело с Мольером… Вот там поругаться так поругаться! А это так- разминка.
- О да, он именно такой. В этом случае я даже не буду оспаривать твои речи, как ни странно.
Витерика удивленно вздрогнула и, обернувшись в соратнице, слегка приподняла брови. Вспышка искреннего веселья была крайне неожиданна и неуместна, но очень заразна. Не удержавшись, полубогиня негромко хихикнула, но тут же вновь вернула на лицо безразличную мину. Негоже серьезной высокомерной даме с характером столь искренне смеяться вместе со своей официальной соперницей, с которой, к тому же, только что поругалась!
Но, несмотря на мимолетную паузу в своем праведном гневе, ушла, вернее, пафосно растворилась в воздухе (капля этого несомненно прекрасного качества все же досталась дочери от отца)  Инверно все-таки крайне рассерженной. И, также несмотря на свое меланхоличное состояние, Витерика осталась очень довольна этому факту. Можешь пытаться призирать меня, игнорировать, однако безразличной быть все равно не получается. Все равно я тебя задеваю, волную, а ведь я всего лишь какая-то «одушевленная дыханием горсть земли». Обидно, не правда ли?
Довольно хмыкнув, девушка начала размышлять, чем бы занять себя теперь, но ее мысли прервал оглушительный грохот. Совсем недалеко от замка, в котором она сейчас находилась два на диву прекрасных дворца в одно неуловимое мгновение превратились в небольшую горстку песка, в ту же секунду разнесенного по всему Химмелу. А вот и Мольер вернулся! Да еще и в плохом настроении! Здорово то как! Он наверняка сможет меня развеселить, а при условии, что он в плохом расположение духа… Ну наконец-то мне повезло!  Вот только его дочурка скорее всего уже там ябедничает со спокойной душой… Ну что ж, так даже интересней!- полубогиня радостно улыбнулась и, прислушавшись к своим ощущениям, быстро определила в какой из стоящих еще резиденций находится ее учитель. Преисполненная светлых надежд на ближайшее будущее, она неспешно, чтобы дать сопернице описать весь трагизм недавно произошедшего мини-скандала во всех красках, отправилась к Мольеру.

0

10

Отыгрыш закончен. Спасибо, девушки ^^

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » burned morning