Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Информация о мире » Боги и полубоги Мира. Места обитания богов.


Боги и полубоги Мира. Места обитания богов.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Мольер и его ученики - пост #2
Ярна и ее ученики - пост #3
Шатани и ее ученики - пост #4
Местожительство богов - пост #5

Отредактировано molière (25-12-2010 22:49:23)

0

2

Верховный Бог. Мольер.

Красное в Мире носят только высокопоставленные фигуры, ибо алый и его яркие и темные оттенки – цвета бога. Бога верховного, главного среди трех Создателей мира существующего. Под взглядом его танцует огромный шакхарр, чья шерсть пылает огнем, полосы – темной ночью, в чьих глазах неистовствуют первозданные силы, а сам он – средоточие бесовских желаний. Но смиренным рабом и слабым котенком становится всесильный зверь перед взглядом водянистых, поддернутых дымкой глаз единственного и полноправного господина.
Сей Бог - бог, действительно, с большой буквы. Он видел, как превращались в искусных правителей многих Миров совсем молодые, выросшие на его глазах небожители. Все эти Высокие, к слову, приходятся друг другу родственниками, и именно этот пункт в своей многотомной биографии Мольер, а именно о нем идет рассказ, страстно ненавидит. И конечно, не он один. Потому и сбегают такие отшельники творить Миры, где запираются в гордом или не очень одиночестве. Создатель относится к древним кастам, столь же древним, как наука мироздания. Но самовлюбленность и чувство собственного великолепия нацепило на шею старца, жалящую в прошлом и приросшую к телу в настоящем петлю вечной красоты. Юнец, с лицом, отличающимся завидной идеальностью, лишь кривым росчерком губ выражающим эмоции, а именно тоску и вечную скуку, восседает на троне, где выгравирована самим временем, мастером часов, история. Волны алого шелка струятся по угловатому телу, о чем, однако, сложно сказать, ведь плащ, который всегда небрежно распахнут, скрывает все неровности подросткового тела. Длинные, цвета солнечного света, волосы, доходят до середины тонкой шеи, всегда растрепаны, что придает ему некой невинности. Старцы, как вы видите, щепетильны и чудаковаты в вопросах внешности: борода до колен и выбеленная временем трость в его собственной «мольеровской» моде давно устарели. Итак, перед Вашим пытливым взглядом мальчишка, лет семнадцати, виртуозно правит балом…
Исколесив все пространство своего неба, тем самым пытается развеселить себя, посылая на головы своих творений разного рода катаклизмы. Верный шакхарр, имя которого Шильгарр, верно следует по пятам за своим Создателем, неся в своем сердце печать Бога, которая горит огнем, когда Мольер вдруг начинает скучать. Возможно, это не гуманно заставлять животное выносить колоссальные муки из-за подобной ерунды, но сам Властитель считает себя невероятным средоточием гуманности и справедливости.   Кстати говоря, Шильгарр – огромный алый шакхарр, единственный в своем роде такого цвета, а также играющий роль Солнца Мира, является знаком Верховного Бога, ровно как и вышеупомянутый красный цвет. 
Вновь затрагивая тему семьи, стоит упомянуть, что своих сестер, которые поставлены следить за Средним и Нижним слоями Мира, он не то чтобы любит, нет, никаких братских чувств, он лишь решил, что одному будет скучно управлять. Да-да, пока не отменили чай и гости, Шатани и Ярна, к слову, самые адекватные сестры из множества, будут стоять на своих постах. Но есть существо, которое действительно с лихвой получает любовь и заботу со стороны Господина, имя сему существу – Инверно, полубогиня и дочь Властителя, а также его верное око, несущее вести из других слоев Мира.
На самом деле, Мольер – существо неконфликтное, просто часто упрямое, а оттого несколько злобное. Сокрушаться и писать мемуары – вот его обычное расписание дня. Но договориться с ним, однако, можно, взамен, конечно, на игру, которая сможет захватить его хотя бы на пару часов. Сможете придумать Игры для Богов – получите приз. Или не получите. Все зависит от настроения Властителя. Таков неписаный закон.

Полубог, дочь Мольера. Инверно.

Когда люди говорят, что Всевышний видит все, они, в общем-то, правы. Только вот видит он не своими глазами, а… Скажите, вы никогда не замечали некий силуэт в ночном небе? Да-да, конечно. Это она и есть. Как правило, ее именуют дочерью Верховного Бога, однако это не совсем верно. Правильнее было бы называть ее его созданием, ибо вечно скучающий отец буквально сотворил ее из подвластных оному ветра и облаков, что вечно гуляют рядом с ним. Есть, правда, одно но – дабы полубогиня ожила, требовалось нечто более существенное, и вот этим-то и послужила кровь Алого бога, влитая из пореза на ладони в существо. Шрам, кстати, остался, по неясным самой Инверно причинам. Однако об этом позже.
Образ резким росчерком туши на белесом пергаменте. Что-то не совсем естественное, порой слишком четкое. Темно-каштановые волосы отнюдь не струятся по спине, пусть это и было бы куда более поэтично; они неизменно собраны в хвост, который, впрочем, совершенно не мешает выбиваться непослушным прядям, обрамляя высокие скулы и поддерживая классический стиль творческого беспорядка. Карие, почти черные, глаза напоминают очи хищника, такой же цепкий тяжелый взгляд со скользящей в нем сталью, будто готовящийся пронзить объект рассмотрения насквозь, и поистине ястребиное зрение. Как же иначе она б могла быть вестником?
Как дочь покровителя нории, она неплохо управляется с обеими ее стихиями, однако огонь слушается ее куда охотнее, ведь в Инверно горит запал молодости, она стремительна и порой склонна к необдуманным поступкам; одним словом, контроль над собой в силу возраста – а ей, собственно говоря, лишь 17 лет – развит не особенно хорошо. Костры, кажется, полыхают в ней самой, отбрасывая тонкие тени на и без того бледное лицо, на коем так явно выделяются ее «звериные» глаза. Ее практически невозможно застать за созиданием чего-либо, ей как воздух необходимы действия, дающие выход плещущей через край энергии.  А потому ее как нельзя больше устраивает собственный статус ока Создателя.
Из Химмела – небесного чертога Мольера, где она и обитает – полубогиня вылетает преимущественно по ночам на своей Аспиде, коя была приручена ею еще несколько лет назад, да так с ней и осталась. Шкура этой Аспиды черна, как ночь, и это отличает ее от своих собратьев, а заодно и играет на руку своей владелице – так она остается незамеченной. Носит кличку Шейдар, является по первому зову Инверно.
Мольер, безусловно, оказал на свою дочь сильнейшее влияние, то видно практически во всем, стоит только как следует приглядеться. Они нередко бывают схожи в суждениях, Верховный Бог являет собой единственное существо в Мире, кое Поднебесная – как прозвали полубогиню знающие о ней люди – способна уважать и к кому та всегда прислушивается. К сестрам отца относится нейтрально, они существуют параллельно ей самой, а значит, не так важны.
Не терпит, когда ее называют магом, это звучит для нее низко. Гордыню так просто не спрячешь.
И, подводя черту, вернемся к тому шраму, о коем упоминалось ранее. Сея отметина на ладони Всевышнего – главная «ахиллесова пята» Инверно,  о которой знает лишь сам отец. Причина, по которой он не стал заживлять руку, до ужаса прозаична: собравшиеся воедино по воле Всевышнего и против собственного желания ветер и облака стали диктовать свои условия, согласно которым спутники неба вернутся в свое первичное состояние, стоит только отметине исчезнуть. Говоря простым языком, Инверно тот час испариться, стоит только заживить шрам. Единственный и невероятно действенный способ убить вестника против воли Властителя.

Полубог, ученица Мольера, Витерика.

Химмел -  царство облаков, ветров, спокойствия и непоколебимости. Кажется, ничто не способно взволновать своды великолепных дворцов и забытых руин, вспугнуть величественных аспид или разогнать в разные стороны табун огненных раклоссов… Так и было год назад. Теперь же все… немного изменилось.
А причиной перемен является юная ученица Мольера - Витерика. Будучи человеком, она принадлежала к знатной и богатой семье Лейн, где в нее с рождения были вложены упрямство, капризность и строптивость. Родители хватались за голову, нянечки убегали в истерике от этой русоволосой девицы, избалованной до грани, которую и не видно вовсе. Гордыня в карих глазах перемежается с пытливым умом, капризный тон, надутые тонкие губы и сильная воля в ухоженных руках отлично характеризуют дочурку-феменистку богатого подкаблучника.
И твердую уверенность в осуществлении желаемого не сломали ни обращение в полубога, ни жуткие пытки, которым ее подверг Мольер после подрыва Витерикой одного из храмов трех богов.
То, что верховный бог, по одному ему известной причине, влил в свою подопечную совсем немного покорности и верности, позволяет ей не смирять свою натуру, и скандалы в огромных алых залах (и не только) случаются часто. Почему Мольер все это терпит неясно: наверное, это его развлекает.
Пламенная страсть ко всему новому заставила Витерику облазить весь Химмел, изучить весь открывшейся ей мир и все доступные источники информации «обо-всем-на-свете». Конец ли это? Вряд ли. Если в мире есть что-то, чего не знает эта до крайности любознательная персона, то эта неурядица быстро испарится. Желание все знать – это, извините, зависимость.
Взрывной характер и чувство сопротивления способствуют созданию правильного образа достойного ученика Мольера. На кончиках пальцев резво мечутся огоньки, как только что-то или кто-то идет против ее воли. Осторожная политика и продуманные длинными облачными ночами шаги? Вы шутите? Совершенная импровизация, отсутствие тормозов вкупе с невероятной дерзостью: все, что нужно, дабы заставить ухмыльнуться скучающего бога. Витерика, однако, больше злится, когда видит ехидство и удовлетворение в Его глазах. Злоба вскипает в ней, и лишь голос Мольера способен отрезвить ее. Ненависть, зародившаяся в ее душе после бесконечных пыток, не ушла дремать в свой мирный закуток. Осталась, прижилась, скандалит…
Истинная женщина в каждом движении полубогини. Самодостаточная капризность и часто абсолютная нелогичность действий. Это порой раздражает ее якобы напарницу – Инверно. Ну, что ж, полубогов не упоминают всуе. Стоит отметить, что в небесном царстве Витерика испытывает терпение не только дружелюбных и любопытных огненных коней, но и дочери самого бога. Причем делает она это обычно специально, так как видит в той самую настоящую соперницу. Казалось бы, испытывая неприязнь, даже ненависть, к учителю, она, оставаясь собой, пытается стать для него лучше. Лучше, чем его дочь. Нелогично? Привыкайте, это в ее стиле. И так не только в отношении сожителей Химмела.
Масла в огонь подливает запрет на посещение среднего слоя. Запрет, конечно, отнюдь не словесный, иначе бы Витерика, не раздумывая, нарушила его. Перечитав по несколько раз все фолианты, находящиеся в разбросанных по королевству холодных облаков библиотеках, на землю девушка может смотреть только с высоты полета своей аспиды. Это отнюдь не подогревает ее симпатию к Мольеру. Особа, вечно в красных кожаных и, несомненно, вызывающих одеждах, злится и… вы это слышите? Кажется, назревает новая истерика!

0

3

Средняя Богиня. Ярна


Эй, девочка, кто ты такая, что забыла ты здесь? Заблудилась, быть может, свернула не туда, открыла не ту дверь? Как ты оказалась среди всего этого безумного хаоса страстей и вседозволенности, которыми изобилуют твой Брат и Сестра твоя? Ты так  разительно отличаешься от них, словно звонкоголосый воробей попавший в компанию заморских пестрых птиц, шумных, себялюбивых и важных.
Спокойным, доброжелательным нравом она схожа с широкой равнинной рекой, которая знает, что время и терпение сточат любые, самые упорные камни, а искристое лукавство  на дне пронзительно-синих, нереального цвета глазах, выдающих в ней Высшую сущность, вызывает расположение кого бы то ни было, что играет на руку яркоокой богине, ведь она так любит играть в игры со своими детьми, которых создала когда-то из алой крови, горсти глины и собственного дыхания. Ярна любит бродить среди смертных, подкидывая испытания и препятствия избранным своим детям, которых любит всем сердцем и желает проверить силу их духа на деле.
Смешно, ей богу - богиня в теле девчонки, совсем еще юной, несуразной, с острыми плечами, выпирающими из выреза цветастой рубахи, с худыми лодыжками на которых мелодично звенят медные браслеты и которые так  чудесно-естественно выглядывают из-под  широких, но коротковатых ей юбок, вздымающихся пузырем, когда мудрая богиня с ликом ребенка в одном ей понятном танце кружится в дворцовых залах Химмела, тонким, тихим голосом напевая себе мотив. И волосы танцуют вместе с ней, светло-каштановые, отливающие медью  и кудлатые, так и напрашивающиеся на гребень, они невесомо взлетают и снова рассыпаются по плечам, путаются, лезут в глаза, но завораживают своими хаотическими движениями. На первый взгляд она выглядит слишком наивной и мечтательной, чтобы быть сильной, как духовно, так и физически. Забавная, громкоголосая, казалось бы, девочка-душа-на-распашку, бери, не хочу. Стремительная, как ветер, его повелительница, сейчас она в Химмеле, а через час, притворившись бродячим менестрелем, рассказывает истории о небывалом, запросто деля место у костра с обычными усталыми путниками. Она кротко улыбается уголками губ, даря свой свет и нерастраченную нежность всем: и Мольеру, и Шатани, и девочке-пастушке, и усталому плотнику.
Но вовсе не стоит читать, что Ярна так безропотна и наивна, несмотря на привычный ей облик добродушной девчонки, в ней все равно остается место умудренной опытом богине, упорной, великодушной и трудолюбивой, управляющей миром смертных не один десяток веков и тысячелетий. Ярна способна противостоять воле Мольера и Шатани, если она, по ее мнению, угрожает ее любимым созданиям и игрушкам, тому,  ради чего она живет и вообще дышит – смертным. Она весьма любопытна и лукава и, если в мире происходит что-то необычное и интересное, в пятидесяти процентах из ста Ярна будет либо безмолвным наблюдателем в первых рядах, либо организатором сего действа. Будучи легкой на подъем, жизнерадостной и страстно пьющей жизнь без остатка, она не может усидеть без дела, ей нужно, действие, движение, которое заставляло бы кровь радостно вскипать, а сердце трепетно предвкушать очередной день.
Верный спутник Ярны, неустанно  служащий своей госпоже– вольхейм, известный по кличке Фризель. Он был приручен в незапамятные времена, будучи  еще олененком и за верную службу ему было даровано бессмертие и благословение самой богини. Собственно, отсюда и идут корни поверья, что вольхеймы – священные и благословенные животные, приносящие счастье и достаток семье.

Полубог, младшая дочь Ярны, Юмалатар.


Привет, добрый странник, добро пожаловать в эту скромную обитель. Ты, видимо, хочешь что-то спросить о той девушке, что спит сейчас сном младенца? Ну что же, давай, спрашивай. Только сначала, позволь сказать пару слов о Морской…
Начнём с того, что Юмалатар – дочь богини Ярны, полубогиня, обладающая Геллой Водной стихии. Долгое время она и не представляла, кем являлась, как однажды, когда ей было около 12-ти, её мать пришла к ней и рассказала всё. Это странно, но Морская, ещё даже не узнав ничего, поняла, что Ярна – божество, что она выше всех, с кем она когда-либо была знакома до этого.
В детстве Юмалатар росла с отцом, но, когда ей было 8 лет, он умер. Да, до этого девочка уже многое знала и выучила – её отец не был бедным, но восьмилетнему ребёнку искать своё место в жизни тяжело… Но Морская нашла и выжила.
Несмотря на все запреты матери, бесконечные ссоры и переживания, Юмалатар стала наёмным убийцей. Да-да, ты не ошибся и не ослышался – даже такая хрупкая девушка, как она, может быть наёмником, убивающим за деньги. Смешно, правда? -  в душе девушка похожа на ураган: то абсолютно спокойна, то все чувства рвутся наружу, и их тяжело сдерживать. Но ты ведь понимаешь, с её-то «профессией» она научилась держать себя в руках постоянно. А когда-то… Когда-то наверное полубогиня была доброй и весёлой.
Внешность девушки часто привлекает мужчин, но остро заточенный кинжал быстро расчищает дорогу. Не подумай, Юмала не убивает просто так – ей достаточно просто припугнуть.
Веришь, нет, но Морская творческий человек. Больше всего она любит петь, рисовать, танцевать и… Фантазировать. Как ни странно, но это так, и девушка не хочет себя менять. Может, это и не самые главные качества для наёмника, но зато Юмалатар чувствует себя особенной, другой, не как все… И пусть та и является полубогиней (хотя она так и не поняла, почему после всех разногласий мать так и не убила её, или не сделала обычным человеком), это не меняет ничего. Юмалатар – живая. И это самое главное.
Наверное, ты спросишь – вот она, дочь Ярны, а живёт среди людей, старается не пользоваться магией попусту, не показывать свою сущность, как же так?! Всё просто, девушка любит свою жизнь человека и свою родительницу. Люблю своё спокойствие и одиночество…
Одиночество. Это так забавно и одновременно тоскливо. Вот ты смотришь на людей, они не замечают тебя, а ты, ты будто единственный, кто понимает эту жизнь, понимает время. Кстати, Юмалатар наверное спросила бы тебя: «А ты знаешь ее ценность, ты знаешь, что это такое?» - хотя, даже и выслушав твой ответ, она бы не поверила. Она же знает, что, ты в любом случае ничего не понимаешь. И от этого знания полубогине порой хочется рыдать…
На этом я, пожалуй, и закончу свой рассказ о Морской - можешь задавать свои вопросы. Хотя постой, смотри – скоро рассвет, ей пора вставать, а значит, что этот сон подошёл к концу. Вообще, Морская не любит сны. Уж слишком эти сны похожи на жизнь…

Полубог, старшая дочь Ярны, Сиенна.


Вспышка слева! Упадите, закройте голову руками и навострите уши. Легко она проскочит мимо вас, легко скроется в толпе, и, никогда, поверьте, вы не сможете опознать в этой милой мордашке одну из дочерей Ярны.
Её зовут Сиенна, старшая дочь. Легче ветра, неистовей бури. Забудьте все, что вы знали, эта девушка разрушает стереотипы, переворачивает мир с ног на голову каждую секунду пребывания в нем. Яркая, динамичная, её редко застанешь за однообразным делом. Сиенна ценит и любит литературу, музыку, живопись. Пусть она отвратительно рисует, пусть все её творчество не смеет называться шедевром - это не главное. Ведь способность самовыражения через бессмысленные наборы звуков помогает ей удержаться на плаву. Ей абсолютно все равно - мор, голод, война. Пока есть вещи, которыми она хочет и любит заниматься, её собственный мир останется нерушим.
Прислушайтесь. Тонкий чистый смех для высокой публики сменяется громовым ржачем для пьяных наёмников. Сиенна переменчива, для каждого своя, для всех единственная. Её рыжая макушка мелькает всюду, наверное, Боги помогают ей быть в пяти местах одновременно. Душа компании, что тут говорить. Закройте глаза. Даже так, на внутренней стороне века, отчетливо виден образ маленького урагана, только вот лицо всегда ускользает из памяти.
Сиенна выглядит младше своих лет. Да что тут, она выглядит младше своей сестры. Всегда в движении, легка на подъём, смела, независима, одинока... Ей не нужны длительные отношения. Немногие люди, которым посчастливилось знать её немного больше, чем другим даже не догадываются о её, Сиенны, внутреннем мире и истинных помыслах. У нее нет настоящего дома, и с 17 лет рыжее лохматое создание шляется по корчмам и коротает одинокие длинные ночи на окраинах города. В день двадцатилетия, подарком ей стали два очаровательных лохматых зверя. Пёс и кошка. С матерью Сиенна не поддерживает постоянных отношений, с сестрой здоровается на бегу, преследуя очередную компанию "друзей".
"Наверное, если я перестану бежать по жизни, я навсегда потеряю то, что есть у меня сейчас. Я сорвусь с огромной скалы или споткнусь о свои собственные ноги."
Сиенна пропагандирует теорию о том, что иногда, для того чтобы изменить свою судьбу, нужно просто побежать вперед с закрытыми глазами. При определенном настроении и четком желании. Напрашиваются выводы, ведь количество сбитых пешеходов год от года растет. И все они утверждали, что на них неслась рыжая незнакомка с закрытыми глазами.

Отредактировано Ярна (29-01-2011 10:55:28)

+1

4

Младшая богиня, Шатани.

Мир изменился, правда? Так странно, когда всё меняется, когда всё рушится в один момент, и ты становишься совсем другим... богом? Неужели с рождения она не могла быть такой как все? Знаете, ведь каждый бог наделён при появлении какой-то особенностью, характерной для него – созидание или поддержание равновесия. Но она родилась, что бы быть владычицей хаоса, разрушать и сеять семена раздора. Она одна в своём роде. О ком я? Конечно же, о Шатани, хозяйке Бездны.
Девочка... девушка на вид лет восемнадцати, самая молодая из богов, вообще из всех богов многомиллиардной вселенной. Хрупкие плечи; волосы, собранные на десять сантиметров от «конца» в две маленькие косички; чистое лицо и насмешливо-отрешённый взгляд то карих, то неестественно синих глаз. Высоко посаженная голова; гордая осанка; тонкие губы, искривленные в усмешке, а шутка понятна лишь ей одной. Но так уж сложилось, и она будет скорее кукловодом, чем куклой; подчинять, но не подчиняться. Вопреки всему эта тварь терпелива и ехидна (последнее так логично, что не написать об этом было бы трудно); и ничего не забывает, не прощает.
Резкая, взрывная, и одновременно полностью контролирующая себя. И ей вечно холодно, не так ли? О чём ином могут говорить эти меховые сапоги на высоком каблуке? Безумный, но вкусный стиль Шатани – смешать ко всему чёрные кожаные брюки, зауженные книзу и просторную льняную рубаху. Ну, а говорить о «колючке» в ухе и в тон ей браслете на руке и вовсе не приходится, куда уж там.
Девочка с едва окрепшей психикой (всего 800 лет прошло, срок небольшой для бога) легко меняет маски, редко играя роли дур, но и выражается просто, по-солдатски. Светская леди? Ну, если только в глубине души. Да и какие манеры, когда ты хозяин мёртвых? Увольте. И верит она только в силу, да и в кого ещё верить? В богов? В тех, кто её ровня, или не ровня? Ну и, конечно, самомнение у Шатани с Рейнсонские горы – вроде, как и конца не видно, да и разрушить невозможно. Она как будто ищет везде выгоды, однако поклявшись, слово не нарушит, хотя кто Тёмную знает – она всегда ведёт свою игру.
С кем девушка считается? И тут же возникает вопрос: неужели Тёмная умеет? Вроде хлипкая такая, совестливая на вид – а самой совести и нет, если глубоко копнуть. Чёрт, да откуда вообще такие берутся? Такие скандальные, неудержимые, но стремящиеся?.. А жалость у Шатани имеется. Стала же она приёмной матерью Морфию и Мирре.
Погрязла в пороках, которые сама же и придумала; считает всех, кроме Мольера и Ярны (последних же относит в коробочку «вменяемые»), игрушками, созданными что бы было на что убить время; и обожает сложные ситуации – к чему Тёмной атрофация мозга?
книга Созидания. О внутреннем строении будущего бога.

Полубог Шатани, Мирра


В самых неожиданных закоулках города, зачастую нелюдимых и мрачных, можно встретить девушку больших противоположностей, "Её Величество" полубогиню и по совместительству (якобы) дочь богини Шатани, Мирру. Перечислить все её черты, взвесить все плюсы, минусы и плюсоминусы просто невозможно. Можно сказать со стопроцентной гарантией: "Мирру не знает никто, даже она сама".
Парадокс. Кому же, как не ей самой знать себя же? Возможно, много ранее так и было, но в бесконечной борьбе света и тьмы девушка потеряла себя, забыла о том, что нужно, что было и не было. Но если говорить о противоборствующих сторонах... Кто победит: свет или тьма, добро или зло? Конечно... нечто среднее и, возможно очень, изменчивое, любящее перебегать со стороны на сторону и ставящее полубогиню в окончательный тупик. О чего больше? Нельзя пройти по городу и не пихнуть воришку, спокойно пройти мимо попрошайки и равнодушно перешагнуть через бездомного. Зло, да? Тьма? Как сама Мирра однажды сказала: "Ну понятно почему от нас отвернулась Создательница." А все крутятся вокруг наёмников и убийц и проклинают их за свои тёмные делишки. Сами не лучше - равнодушием убивают людей.
И всё же надоедает постоянно пребывать в постоянной суете, искать себя и осуждать других. Просто хочется плюнуть на всё. И пусть братец Морфий вернётся в Бездну без башки, а бесы будут танцевать в  Храме Трёх Богов чёрт знает что, а Мирра не подойдёт, не спросит, не шевельнётся. Попросят - так уж и быть, иду. Сидеть и тупо пялиться в пустоту, а Мир пусть рушится: всё равно. Благородные дамы и смешливые девицы часами крутятся перед зеркалом, выбирая наряды пооткровенней, а она оденет балахон.  Всё равно же. Люди спьяну просят свежего элю, а она выпьет любой, даже с запахом "крысиных какашек". Ну всё равно.
Вспышка, глумливый смех и шлепок. Треск, вскрик и взрыв. Детский, сопливый вопрос, покрытый временной пылью: "Мама, а что будет, если столкнётся свет и тьма?" Она не склонна ни к пафосным речам, ни к пафосным вопросам. Не совсем напролом. Намёков хватает так же, как и никчёмных шуток (по её собственному же мнению), которые отпускает Мирра просто по привычке. Пережитки прошлого. Она по привычке лжёт сама себе. Обманывает, мол всё и так отлично, Морфий - гад, а мать есть мать. А тонкий голос из души подвывает и просит не обманывать себя, когда про себя ругаешься о брате и дуешься на Шатани. Наверно, из-за тупого принципа «как они, так и я». Как разоткровенничаешься с собой, услышишь забытую и покинутую правду - в дрожь бросает. Да, да. Она сожалеет обо всё этом, может даже хочет быть как все и не цапаться с братом по пустякам. Любит их? Ей не знакомо это чувство. Наверно.
Кому же ты поможешь, если ты - конченый случай? А ты хочешь помогать? Может, тебе самой нужна помощь? Попробуй сказать в лицо – получишь заточку под ребро. Подумали, что это просто смазливая дурочка, сумасшедшая из психлечебницы с неизменным диагнозом «раздвоение личности»? Ну вот и запомните, что в тихом омуте черти водятся, а в тихой Бездне – приспешники  да слуги Шатани. Воспитана в лучших традициях нижнего мира, так сказать. И, может, Мать уже давно махнула на неё рукой, видя, что дочь, скажем так, не машина для убийств, а даже совсем наоборот, и приблизила к себе сына. По крайней мере, так и думает Мирра, и это её задевает, однако не срывает маски безразличия. Ни грамма чувств по этому поводу. Держи золотой – верю!
Даже если ты и живёшь в Бездне, то ты был бы полным идиотом, если бы не вылазил оттуда, подобно контрабандисту из своей «берлоги». И всё это вокруг как-то странно. Там, внизу, окон не предвидит миллиарды лет в любую сторону временной ленты, а здесь светло, шумно даже в одиночку в лесу, и небо над головой молочно-туманное, а может и туманно-молочное.  Всё это забавно. А главное- как постоянно и медленно. Небо – Химмел, земля – Рейнсон. А Бездна что? Инородный мир. Другой, родной, но только нам, приписанным к жителям её. И остаётся только посмеиваться над этими богачами, которые трясутся над своими деньгами, а затем неизменно уходят под землю, гораздо ниже, чем уровень вырытой могилы. А кому остаётся всё это? Другим дуракам, которые во что-то верят и надеются, живут голубыми мечтами.
А потом Мирра открывает глаза, и всё это исчезает, словно этого и не было. Опять задумалась. Как же это хорошо. На каждой паузе в разговоре пропускать через себя мироустройство. Блокнотик есть?
День неизменно сменяется ночью. Придет звёздное небо и ляжет, испугает душу, и та замолчит. В темноте проще. Она легче, и не нужно искать сложных путей по обходу. И что эти маленькие огоньки света? Они холодны, им всё равно, будут водить для них хороводы или нет, вспомнят или забудут на веки. Рука сжимает в кармане кинжал, глаза грустно провожают уходящий день.  Мягко захлопываются двери, бледный силуэт сливается с закатом. А здесь мамочка тебя не обнимет, с братом ты не станешь друзьями. И никто больше не окликнет тебя по имени. Это реальность - подбери слюни.

+1

5

А вы знаете, с чем вам придётся столкнуться, если вдруг по какому-то недоразумению попадёте в Химмел (здешние Небеса) или в Бездну? Для вас даны описание местностей. Впрочем, в Бездну по-любому попадут все, однако, кто-то получит большее количество пыток, а кто-то меньшее.


Химмел.
Там, где Алый Кот несет свою ежедневную службу, являя огненный лик светлым днем, играя роль Солнца Мира, где резвые ветра отталкиваются друг от друга в четыре всем известные направления, где облака собираются в кучерявые и перистые стаи, а позже разбиваются, далее собираясь вновь и выливая свое содержимое на землю: там живет Бог. Пик самый высокой горы не достанет до царства, где не поют «средние» птицы, и все чуждо человеческому взору. Мольер выбрал царство холодной белизны облаков и синевы «пола» неспроста, а в очередной раз подчеркивая то, что он есть создатель и верховный бог Мира сего, а значит должен обитать исключительно в Верхнем слою своего создания и быть созидательным образом, запечатленным в небесном шелке.
А имя не месту, а скорее пространству, кое упоминается чаще всуе, чем по делу – Химмел. Среди безмолвия и величества воздвигнутых самому себе палат скачет Шильгарр, забавляясь игрой с собственным хвостом. Глупый и одновременно невероятно умный кот. И если Вы видите раба, то рядом всегда ошивается Его Несравненное Величество, чаще с пером и пергаментом, а также довольно скучающим видом. Испепелит и мимо пройдет.
Но вновь обращаясь к дождливости и одновременно пронзительности голубизны Химмела: дикая и неукротимая мощь ветров гуляет на свободе под сводами дворцов-миражей - когда хозяин покидает их, они исчезают вместе со всем своим великолепием и изяществом одновременно. Но небеса чаще усеяны руинами, ибо кто-то просто-напросто забывает приказать некогда прекрасным хоромам сгинуть. Химмел огромен, королевство стремительных аспид не знает границ, а вышеупомянутые летают наперегонки с огненными табунами раклоссов. Ну, это простительно: дом как-никак.
И если в ночном небе дымчатым узором расползется лик Ока Бога, не пугайтесь. Это всего лишь вестник снова ищет пищу, к слову, являясь еще одним разумным жителем небесных дворцов. Да всего-то их, разумных, трое…

Бездна.
Нет, здесь вас не ждут лижущие всех и вся обжигающие языки пламени и черти с вилами, неприветливо подпирающие литые врата своими закопченными дьявольским жаром телами. Одним словом, это вам не Ад, так же как и Химмел не назовешь раем. Это, пожалуй, даже хуже.
Так что же… Добро пожаловать в Ничто. Пустота, абсолютная и всепоглощающая. Иллюзорный мир, обманывающий каждой своей причудливой гранью, каждым движением. Здесь вам может предвидится все, что только может вообразить самая извращенная фантазия – от невинных белых облаков, плывущих в безмятежной вышине, и до раскола земли на две добрые половины огромным драконом. Едино одно – каждое видение станет кошмаром, то обеспечит вам сама Шатани, темная владычица сих необъятных просторов.
Холод, кажется, выстуживает саму кровь, покрывает инеем кости, жжет как монотонные удары плетью один за другим. В Бездне нет ни света, ни тьмы. Нет ни лабиринтов, ни проходов. Нет ничего. Совершенно пустое пространство, отзывающееся на каждый ваш шаг неизменным глубинным гулом черной земли, чье происхождение никому не известно. Наверное, к счастью.
Беспросветная дыра, в кою если уж вы попали – а практически все вы там и окажетесь, таков уж наш бренный мир  – то не выберетесь при всем своем желании, сколь бы страстным оно ни было. Удивительная фальшь медленно, но верно сводит с ума, расчетливо действуя на рассудок всеми туманными фокусами своего арсенала; говорят, тут в изобилии водятся безумцы, плутающие в нескончаемом вакууме. А может, это тоже миф? Что ж, у вас будет возможность это проверить, не сомневайтесь.
А еще говорят, что где-то в этой безветренности и холодности спрятаны покои Темной Богини, и лишь она способна не потерять ориентацию в этой Бездне без намека на спасительный маяк. Оно, конечно, и верно. Ведь она сама создала все это, так отчего бы ей здесь плутать, как этим смертным? Нет уж, увольте.

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Информация о мире » Боги и полубоги Мира. Места обитания богов.