Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » jump to conclusions


jump to conclusions

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название темы jump to conclusions
2. Участники Инверно, Мириам
3. Описание локации Широкие и не очень улицы, сплетенные причудливым узором в неизменном стиле средневековья, призрачно витающий в воздухе фантом горделивости и достатка… Вот он, центр Рейнсона, в главе которого самовлюбленно возвышается Храм Трех Богов, не давая ни на секунду забыть, что все здесь подвластно вере. Ну, и Богослужителям заодно. Рядом, чуть тесня сие великолепие,  Дом Правительства, наших изумительных актеров в прекрасных масках абсолютной власти. Прилепившиеся рядом особняки богачей и просто утехи для состоятельных господ лишь дополняют картину Центра, внося в нее свои яркие пятна. А разве это кому-то мешает?
4. Дата (время) и предыстория Начало ноября месяца, 600 год. Поздний вечер, плавно и ненавязчиво переходящий в ночь - самое раздолье для разного рода воров и наемников, подобно крысам снующим туда-сюда. Незаметная в суете тайной рейнсонской жизни, но отнюдь не стандартная встреча предстанет пред вашим взором: дочь Мольера и прислужница Шатани в лице беса Похоти, обе не знают правду о том, кого видят напротив, обе руководствуются лишь своими суждениями. Посмотрим, чем закончится сие столкновение и отведают ли они из чаши Истины.

0

2

Ей было скучно, скучно так, что она, наконец, поняла, в насколько гнетущем состоянии обычно находится ее отец. Рейнсон был на удивление спокоен, спокоен так, ничто не нарушало его привычную, полную грехов и пороков, жизнь. Все было слишком просто для понимания, просто так, что ей не пришлось даже проникать в суть чего либо. Как пустой лист пред лицом летописца, предстал пред ней город этой ночью. Ничего.
Полубогиня, несмотря на довольно ранний по ее меркам час, успела пройти весь второй уровень Мира вдоль и поперек и уже вернулась к "месту отправления" - самому сердцу Рейнсона, бьющемуся в едином ритме с отсыпающимся в чужие карманы золотыми монетами - платой за по-королевски роскошные утехи. Привлекло ее внимание лишь одно - бедняк, неумело подбирающийся к своей жертве, сияя кухонным ножом во тьме. Это было еще на окраине, и Инверно, усмехнувшись, подумала, сколько же грошей дали ему за подобное наемничество.
Уверенно вышагивая по каменной кладке, облаченная в черный плащ с капюшоном, закрывающим лицо от любопытных взглядов проходимцев, она уже собиралась возвращаться наверх, домой, однако хищник в ней страстно требовал хоть какой-то "добычи". Око Бога отнюдь не торопилось покинуть сию обитель тьмы. И, как выяснилось, очень не зря.
Дочь Мольера чуть ли не наткнулась на выходящую из-за очередного поворота одинокую и, по всей видимости, знатную особу. Удивленно вскинув брови, она задумчиво проговорила:
- Что это вы здесь делаете в столь поздний час, госпожа? - быть может, в этот раз все будет не столь аккуратно, как она любила, но с действенностью вряд ли можно было поспорить.

0

3

Мириам тенью кралась по улицам Рейнсона, стараясь, чтобы ее никто не заметил. Если вы думаете, что ее пугало возмездие мужа, то ошибаетесь, просто за сегодняшний день, насыщенный впечатлениями, она очень устала. Сейчас не хотелось поддерживать глупые беседы о погоде, которая, кстати, беса не очень радовала. Она любила тепло, а снег, который лежал на дороге и крышах зданий города, ее явно не радовал. Даже, можно сказать, раздражал своей чистотой и прохладой. Мириам почувствовала, что ее кто-то тянет за плащ и резко обернулась, немного испугавшись чужому присутствию, но оказалось, что это всего лишь куст, за который она зацепилась подолом. Мириам дернула за ткань, чтобы освободиться из "плена", а потом двинулась дальше, в сторону дома. Шаги? Или ей показалось? Вечно мне что-то кажется - недовольно подумала она, пытаясь убедить себя, что и сейчас она находится в полном одиночестве. Она замерла, слушая лишь, как колотиться сердце в груди. Удостоверившись, что кругом тишина, Мириам вновь продолжила свой путь. В конце концов, я знатная дама, кто может запретить мне гулять в одиночестве? Может быть я устала от жизни и решила уединиться с природой и ночным великолепием города? - от этих мыслей ей даже стало смешно, и Мириам негромко засмеялась. А вот это уже похоже на сумасшествие - укорила себя женщина, и, хотя ей было до сих пор весело, смеяться она перестала, опасаясь, что ее услышат. Когда Мириам окончательно успокоилась, она увидела тень. Возможно, показалось? Наверняка ночные воришки. Разве я стану бояться воришек, когда это они должны бояться меня и моего мужа? - это было скорее утверждение, нежели вопрос. Расправив плечи, Мириам уверенно зашагала по дороге, стараясь поскорее очутиться дома. Она решила, что обязательно заставит мужа выпустить закон, что никто не должен появляться на улице ночью, конечно, кроме нее. Внезапно, выходя из-за угла какого-то дома, Мириам буквально налетела на кого-то. В первую секунду она настолько была ошеломлена, что не сразу поняла, кто перед ней стоит: человек или вообще какое-то непонятное существо. Как оказалось, это был человек, который еще и умел разговаривать, как и многие другие люди, а еще он это сейчас продемонстрировал:
- Что это вы здесь делаете в столь поздний час, госпожа?
Мириам вспомнила все то, о чем думала и, наигранно непринужденно, сказала:
- Разве час поздний? Ах, я и не заметила. Это ночное очарование Рейнсона, оно знаете ли, действует так успокаивающе, что я не могла упустить момент, чтобы не полюбоваться им. - пока она говорила, она пыталась установить личность собеседника. Оказалось, что это девушка, конечно же, не старше ее. Потом Мириам вдруг пришло в голову, что эта девушка также находится в городе ночью, причем совершенно одна. Узнать это вдруг показалось Мириам настолько важным, что она даже говорить прекратила. После секунды молчания, она сказала:
- Я могла бы спросить то же самое у вас, милая, - она специально подчеркнула разницу в возрасте, чтобы девушка поняла, кто Мириам такая.

0

4

Отряхнув несуществующую грязь с рукавов, и тем самым показав, что ставит она себя никоим образом не ниже незнакомки, Инверно с оттенком сожаления нахмурилась. Если бы не подобное столкновение лицом к лицу - ну, или лицом к темнеющему капюшону, не важно - она бы действовала куда изящнее и только с очень малым процентом вероятности вступила бы в прямой контакт. Возможно, ей было бы достаточно просто проследить за этой особой до конечного пункта пути оной, но так... Ей не оставили выбора. А не оставлять выбора дочери Создателя, это, простите, кощунственно.
- Очарование? - усмехнулась, сверкнув искаженными контурами оскала зубами из-за черноты головного убора, и насмешливо огляделась по сторонам, будто бы выискивая признаки того, о чем упомянула любительница ночных прогулок. - Где уж Вы его углядели, извольте поделиться, - нараспев и с издевкой предложила обитательница Химмела, мгновенно сделав для себя саркастическую заметку - "Меньше бы по сторонам смотрела, не налетела бы на меня, как больная птица". Признаться честно, она не заметила, кто на кого «налетел», но брать вину на себя… Тем более, что она-то, в отличие от некоторых, внимательно следила за происходящим.
Придирчиво оглядывая женщину напротив, она вскоре поняла, что первое впечатление ее не обмануло - дама эта высокого статуса, то выдавали и ее манера держаться, и явно дорогое одеяние, благодаря которому она и была сейчас столь же заметна, как трепещущий факел в лабиринтах Бездны. Не в пример Оку Бога, кое ничем не выделялось здесь, его высшая сущность словно была спрятана самим духом Рейнсона. И в данном случае это было его преимуществом: незнакомка была у него как на ладони, а вот оно, наоборот, мало что давало о себе знать.
Удивило полубогиню лишь одно - сия госпожа слишком спокойно для ей подобных отнеслась к сложившейся ситуации, среднестатистическая особа ее положения взвизгнула бы и, запаниковав, сразу же предположила, что пред ней обязательно какой-нибудь вор или, не дай Мольер, наемник. Собеседница же, похоже, и мысли такой у себя не держала.
- Не в Ваших интересах знать, что я забыла под покровом тьмы, - поставила она на место по ее мнению зазнавшуюся представительницу буржуазии. Отчасти - правда, отчасти - небольшая проверка на сообразительность. Уж кто-кто, а Инверно точно знала, что при взгляде на нее первой стучится в сознание мысль о тех, кто очень любит брать чужое.
"Вот и посмотрим, что ты собой представляешь, как отреагируешь…", - девушка как бы невзначай шагнула чуть влево, дабы оказаться ровнехонько напротив собеседницы по принуждению, вместе с тем несколько отступив назад – чужое дыхание на собственном лице ее совсем не радовало.

0

5

Мириам с досадой подумала о том, что уже давно могла бы быть дома, но вместо этого стоит и разговаривает с какой-то неизвестной девушкой. В голове мелькали обрывки мыслей и варианты едких фраз, обладающих двояким смыслом.
- Где уж Вы его углядели, извольте поделиться
Мириам даже кулаки стиснула. Ей совершенно не понравился этот тон, тон, которым с ней ни разу не разговаривали. Женщина не позволяла делать что-либо против ее воли или разговаривать в непозволительном тоне. Перед ней все благоговели, не решаясь что-то сказать прежде чем она начнет разговор сама, опасаясь ляпнуть не то, но эту девушку похоже вообще не волновали ни расправа, ни праведный гнев жены градоначальника. Мириам раздраженно окинула взглядом фигуру незнакомки, заставив себя промолчать. Чем скорее закончится этот бессмысленный разговор, тем быстрее она окажется дома у своего любимого камина, но девушка похоже не разделяла ее желания вернуться домой под крыло своих родителей, потому что сказала:
- Не в Ваших интересах знать, что я забыла под покровом тьмы
Мириам снова молчала, но не потому что не хотела отвечать, а потому что обдумывала, кем может быть ее собеседница, раз она ходит по ночным улицам Рейнсона, совершенно не смущаясь при этом разговаривать с Мириам, тем более в таком тоне. Женщина чуть не зарычала: зачем тогда она сама рассказывала про какие-то ночные прелести Рейнсона, а не дала понять сразу, что они зря вообще связались и начали этот странный и бестолковый разговор.
- Поверь, дорогая, я должна интересоваться жизнью каждого своего подопечного - подчеркнуто вежливо сказала она, выделяя при этом слово "подопечного". Должна она была дать понять, что перед ней стоит не какая-нибудь простушка, а одно из лиц, опекающих город. Конечно, она никогда в жизни не влезала в дела мужа, ее не интересовало то, что происходит в городе, но разве может об этом знать ночная прохожая? Вдруг Мириам насторожилась. А если эта девушка - воровка? - от такой мысли женщина даже полы плаща запахнула посильнее, чтобы воришка не смогла взять ничего. Эти воры, они такие. Будут мило болтать, а утром потом не досчитаешься чего-нибудь в своих карманах - подумала Мириам, настороженно поглядывая на девушку. Хотя, нет, не воровка. Слишком напыщенная, что ли - решила она, успокаиваясь. Тогда кто же? - продолжала ломать голову женщина, все еще продолжая пытливо всматриваться в лицо девушки, скрытое под капюшоном. Почему-то сразу вспомнилась дочь того самого богача, друга мужа. Как ее звали? Кажется, Лори? Но, разве это важно - запоминать имена "жертв". Пораженная догадкой, Мириам прикоснулась пальцами к губам, отводя взгляд. Возможно, перед ней стояла дочь кого-то из жителей Рейнсона и, судя по одежде и манере поведения, явно не какого-нибудь бедняка. Решив проверить эту догадку, Мириам улыбнулась одной из своих медово-сладких улыбок и поинтересовалась:
- Разве тебя не ждут дома родители, милая?
Офф: я уже не знаю, что писать. еле-еле это выжала из себя. извиняюсь за бред.

0

6

Учуяв что-то стоящее внимания, вестник просто не мог упустить внезапно полученный от госпожи Фортуны шанс, особенно при таких любопытных условиях. А потому и не спешил покидать место столкновения двух туманных душ, с жадностью стервятника ловя каждый жест и каждое слово, во всем стараясь найти зацепку или малейшую шероховатость, при помощи которых планировалось постигнуть - или хотя бы попытаться это сделать - сущность собеседницы.
"Молчишь. Не хочешь или не знаешь, что ответить?" - все усмехалась она про себя. Право, почему бы не поднять себе настроение таким хмурым вечером? - "В любом случае, пока я веду в счете, уважаемая". Не будучи еще окончательно взрослым существом, Инверно любила вот так вот "играть", если ей предоставлялся удобный для того случай. Игры, стоит признать, от того не редко были чреваты последствиями. Но сам процесс, без сомнения, оправдывал долю риска.
- Не думаю, что стою такой заботы, - заметила некую покровительственность в тоне незнакомки, вместе с тем приняв к сведению, что сия особа, видимо, близка к правительству города. А вот это уже действительно был интересный поворот; она-то сочла ее обычной богачкой, а тут, оказывается, все куда сложнее. - Не хочется отнимать попусту Ваше драгоценное время.
Следующая реплика буквально рассмешила полубогиню, да так, что она чуть не засмеялась в голос:
- О, поверьте, они, - девушка чуть споткнулась на именовании отца во множественном числе, - прекрасно знают, что раньше первых лучей солнца я не вернусь. - И все же личность собеседницы вызывала у нее сомнения, на подсознательном уровне чувствовалось что-то... что-то, чего не должно было быть. - А вот то, что вы прогуливаетесь по Рейнсону в одиночестве в такой час, все же совсем не соответствует Вашему статусу. Вам так не кажется? - наигранно-задумчивый тон и новая улыбка.


открой|закрой

Выжимать не надо, окей? Это портит любой, даже самый большой пост. Как я уже говорила, размер вообще не главное, куда большую роль играет содержательность и "вкусность" написания. Все пишут по-разному, есть и по 20 строк прекрасные посты. Пиши, сколько пишется.
Так что, давай пока снизим планку.

Отредактировано Inverno (26-01-2011 18:24:23)

0

7

Мириам все еще смотрела на девушку с приклеенной намертво улыбкой, стараясь произвести впечатление доброй тетеньки, которая действует исключительно в ее интересах.
- Не думаю, что стою такой заботы, не хочется отнимать попусту Ваше драгоценное время
Женщина звонко расхохоталась, даже, наверное, слегка неестественно. Отсмеявшись, она снова поправила волосы (этот жест явно доставлял ей удовольствие, наверное, потому, что волосы у нее были роскошны) и проговорила:
- Дорогая, ну я же уже сказала, что это мой долг - заботиться обо всех жителях Рейнсона, - она жеманно передернула плечами, - К тому же я сейчас вполне свободна - данное заявление прозвучало несколько глупо. Чем она могла бы быть занята в это время? Но она даже не подумала улыбнуться, чтобы не добавлять комичности ситуации, напротив, она нахмурила красивые брови и спросила:
- О, поверьте, они прекрасно знают, что раньше первых лучей солнца я не вернусь.
Мириам притворно печально вздохнула и, слегка коснувшись руки девушки, проговорила, понизив голос:
- Я бы не стала отпускать такую прелестную дочурку допоздна, мало ли что твориться в этом Рейнсоне? - она обеспокоенно огляделась по сторонам и доверительно прошептала:
- А еще, родная, я буду вынуждена поговорить с твоими родителями, - она распрямила плечи и горделиво приосанилась.
- А сейчас, я думаю, и тебе, и мне уже давно пора по домам, несмотря на щедрость твоих родителей - с как можно большей иронией выделила она слово "щедрость".
- А вот то, что вы прогуливаетесь по Рейнсону в одиночестве в такой час, все же совсем не соответствует Вашему статусу. Вам так не кажется?
Мириам гадала, на что та намекает. Неужели она догадывается о моих ночных визитах в дома других жителей? - но она тут же отмела эту мысль, разве могла она хоть где-то проколоться? Что она могла иметь в виду под словом "статус"?
- А тебе не кажется, что я не обязана посвящать тебя в свои личные дела? - все более раздражаясь, произнесла она.

0

8

Руки проворно нырнули во тьму капюшона, демонстративно закрыв собою уши; она не желала слушать этот противный, до безумия наигранный смех. Дочь Мольера терпеть не могла маски, - кроме, пожалуй, нескольких ее собственных, ей можно - а уж когда они так нелепо и безвкусно смотрелись на лице... Нет, это просто омерзительно. От столь порывистого движения головной убор чуть спал, на бесконечно-долгий миг показав лицо его обладательницы: бледное, в обрамлении выбившихся из хвоста коротких темных прядей, незаметно отливающих рубиновой краснотой - верный признак того, что нория древним существом очнулась ото сна и неторопливо разгоняет огонь по венам. Жарко.
- Хмм, - протянула она, - Вы бываете заняты и ночью? Какое самопожертвование, право, - эти издевки явно доставляли ей немалое удовольствие, она уже и не пыталась это скрыть.
Почувствовав прикосновение, полубогиня слишком резко для такого, казалось бы, вполне невинного жеста отдернула руку. И вовсе не паранойя, которой она никогда не страдала, а давняя нелюбовь к любым телесным контактам была тому виной. Чудно? Возможно.
- Отпускать или не отпускать, решать уже не Вам, госпожа. Так что, оставьте свое прелестное мнение при себе, оно никому не нужно, - сказано это было чересчур дерзко и вызывающе, однако Инверно уже успела надоесть приторное притворство незнакомки, иссушающим комком вставшее поперек горла. "Хочешь устроить театральную сценку? Так делай же это умело, плохая игра давно не в моде".
- Что ж, - она играючи прислонилась спиной к стене и смешливо вытянула руки в пропускающем жесте, - иди, - внезапный и нагловатый переход на "ты" показался ей очень кстати. К тому же, на этом их игра не закончится - Око Бога вознамерилось проследить за своей "добычей", уж очень велик был соблазн.
- Ну что вы, меня-то как раз можно, - со смехом сказала она, все больше понимая, что ответ на сей вопрос придется искать самостоятельно.

Отредактировано Inverno (27-01-2011 15:41:57)

0

9

Мириам нарочито медленно повернулась к незнакомке и подошла вплотную. В тот момент ей вообще не было дела до приличия или того, что о ней подумают. В ее глазах плескалась обида и злость, волосы растрепались, а Мириам так и не поправила их. Наверное, забыла про свой изящный жест, а, возможно, ей просто не было дела до ее прически. Впервые в жизни она не думала о внешности. Ей просто хотелось поставить эту зазнавшуюся девчушку на место. Мириам заметила, как девушка отдернула руку, и, сама не зная почему, разозлилась еще больше. На некоторое время капюшон, скрывавший лицо, откинулся, и лицо девушки вполне можно было рассмотреть. Но женщина была словно ослеплена, поэтому даже не могла разглядеть ее черты. Она сжала руки в кулаки и стиснула зубы, чтобы не дать себе воли и не сорваться. Со спокойствием, отдающим холодом, женщина процедила:
-Ты слишком зазналась, детка. Ты настолько высоко задрала нос, что ничего вокруг не видишь. Даже того, что перед тобой стоит жена градоначальника. Я могу запросто лишить твою семью крова и пищи, одним словом я могу разрушить всю твою жизнь, ты этого хочешь? - ветер безжалостно трепал ее плащ и лохматил волосы, казалось, даже погода была против ее слов, жестоких и не правдивых, но Мириам уже не могла остановиться. Ее бесили дерзость и упрямство этой странной личности, и женщина не могла удержаться от того, чтобы поставить ее на место.
Она приподняла подбородок и, сверкнув необыкновенными фиалковыми глазами, продолжила:
-Не тебе решать, когда я могу идти домой. И, будь так добра, перейди на "вы". Разве тебя не учили правилам приличия? Думаю, твои родители были совершенно не образованны - теперь и Мириам осознала, что говорит совсем не то, что должна, но она все больше распалялась, ей так хотелось задеть чувства собеседницы. Мириам медленно растянула губы в улыбке, которая более походила на оскал голодного волка, который увидел свою жертву. Женщина спрятала улыбку и, полная гордого величия, сложила руки на груди, ожидая ответа на свой полу-вопрос полу-утверждение.

0

10

Усмешка все еще не спешила сходить с послушных губ, растягивая их в хищном, жадном до раздражения и злобы собеседницы оскале. Сестра Ночи питалась этими эмоциями, азартная и юная, она совершенно не ограничивала себя, ни на минуту не задумывалась, стоит ли свеч ее игра. Она не умела оставлять вызов без ответа, метко пикируя в ответ. С наигранной слащавой вежливостью, перемежающейся острыми иглами оскорблений и насмешек, она отвечала на любую сказанную женщиной фразу и вовсе не собиралась изменять своей привычке. Впрочем, театральное уважение вскоре сошло на нет.
Сия особа, похоже, думала, что являет собой чуть ли не самую могущественную персону во всем Мире. Нет, конечно, в пределах Рейнсона это отчасти и могло быть правдой, однако же для Инверно истина была совсем другой. Она-то знала, кем является.
- Ах, вот ты кто, - брезгливо приподняла губу, каждой клеткой кожи чувствуя чрезмерную близость рыжей. Спина же ощущала равнодушную стенную кладку, и полубогиня тут же смачно прокляла этот дом. - Приятно познакомится, -  судя по интонации, скорее наоборот. Дочь Властителя дерзко впилась непроницаемыми глазами в фиалковые очи собеседницы. - Твое желание здесь ничего решает. Твоя власть - если такая, конечно, лично у тебя имеется, в чем я очень и очень сомневаюсь - на мою семью совершенно не распространяется. Иными словами, мои игры не в твоей компетенции.
"Жена градоправителя... Теперь понятно, что это за самовлюбленная пташка", - и тем более неясно, что она забыла ночью на улице. Возвращаться из подпольных салонов аристократии еще рано, между прочим. Хотя, это уже не столь важно. Око Бога на данный момент куда больше занимали их словесные перепалки… и то, что веяло от госпожи чем-то "нелюдским".
- Думать ты можешь что хочешь, однако обращаться к тебе как-то иначе я вовсе не собираюсь.

0


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Отыгранные эпизоды » jump to conclusions