Tomorrow. The imperfect world

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Театр абсурда » oh my god, you're real!


oh my god, you're real!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

звено первое: goodnight, nighters; звено второе: sleep carefully!

1. Название темы oh my god, you're real!
2. Участники Гэйбриэл Фьерста, Инверно
3. Описание локации Зажиточный район Рейнсона, утонувший в непроглядной тьме. Весьма подозрительный трактир, работающий самыми темными ночами. Из присутствующих — лишь скучающий трактирщик и тройка друзей-выпивох, топящих спиртным свое общее горе. Не менее подозрительный подвал этого же трактира, будто бы специально заготовленный для таких встреч…
4. Дата (время) и предыстория 600 год, конец марта, полночь.
Сны, ох уж эти сны… Глупые картинки, призванные занять людское (а иногда — и не только людское) воображение во время сна. Такие бесполезные, такие эфемерные, такие ирреальные. Наши герои считали именно так, пока однажды им не довелось ощутить на собственной шкуре, до какой степени ночные грезы связаны с реальностью. Их встреча оказалось столь же случайной, как и те, что происходили в их снах. Вот только действительность ненавязчиво напоминала — «это уже не фантазии, детки, это уже жизнь». Посмотрим же на очередную забаву пройдохи-судьбы.

+1

2

— Эх…
Гэйбриэл откинулся на спинку стула (который покачивался на двух ножках, но все еще не падал) и закрыл глаза. Что он вообще здесь делает? Почему из всех возможных вариантов выбрали именно его? Впрочем, он уже привык, что судьба раз за разом посылает ему подлянки. Главное в таком деле — не теряться и делать вид, что так и надо. Что Гэйбриэл с успехом и исполнял, давно махнув рукой на какого-то слишком уж коварного в последнего время Диего с его странностями и просто делал свою работу.
То есть в данном случае — сидел и ждал. Кого-то, кто должен прийти и «все рассказать». Что — все? Гэйбриэл не любил такие загадки. По крайней мере, если их загадывали ему. Приходить на такие встречи — все равно что покупать мешок бешеных крыс. Вместе с котом. А если ему вдруг «предложат» (без варианта «отказаться», естественно [ну и странные же люди — угрожать убийце…]) «убрать» градоправителя?
Гэйбриэл передернул плечами, вспоминая ту встречу в коридоре, что была так печальна — для него самого, во всяком случае. Нет, в политику он вмешиваться не собирается. Во всяком случае — не в столь крупную…
Ну где же он?..
Сюда, в подвал, звуки с первого этажа долетали, так сильно искажаясь, что, пожалуй, на слух и надеяться не стоило. То есть пытаться услышать, как хлопает дверь, было бесполезно. Гэйбриэл и не пытался — только несколько нервно покачивался на единственном имевшемся в комнате целом стуле, время от времени касаясь правой рукой стола. И наконец…
Скрипнула дверь, в проеме показалось круглое и красное лицо трактирщика, который что-то буркнул, и в небольшое подвальное помещение вошел… вошла…
«Твою ж! &^&$!! Она… существует?!»
Да-да, это была именно она. Та, что однажды посетила Гэйбриэла во сне, причем явно не с намерением его ублажить, а вовсе даже с противоположным. И закончился тот сон очень даже печально. Причем, что самое странное, руки у Тени на самом деле оказались обожжены, хотя он совершенно точно помнил: не брался ни за что горячее. После этого сна он долгий месяц высматривал на улицах, в тавернах, в лавках лицо той, что так и не назвала свое имя, но безрезультатно. А потом стало не до того… И вот, пожалуйста.
Ваш оживший ночной кошмар. Получите, распишитесь…
Дверь хлопнула — как-то слишком сильно, послышался какой-то грохот. Гэйбриэл медленно, не сводя глаз с девушки, опустил стул на все четыре ножки.

Отредактировано Гэйбриэл (10-07-2011 02:28:31)

0

3

Любопытство Ока Бога, как известно, границ не знает. И именно благодаря данной своей особенности вечно юная полубогиня регулярно огребает приключения на собственную, гмм, голову. Вот и сейчас она, бесцельно блуждая по городу, забрела в ничем не примечательный на первый взгляд трактир. Разве что… работает, да еще и в полночь, совершенно открыто. Грех на огонек не заглянуть.
Дверь хлопнула на прохладном еще ветру, и на пороге забегаловки для полуночников появилась Инверно собственной персоной. Брезгливо покосилась на тройку выпивох, но не успела и шагу ступить, как к ней подбежал хозяин заведения. Невысокий, упитанный и краснолицый, сей субъект обладал поистине несусветными запасами наглости — а именно схватил незваную гостью за рукав и, в прямом смысле этого слова, поволок куда-то в полутемную глубь помещения. Она, разумеется, не преминула выразить все свое недовольство и возмущение:
— Ты что делаешь, идиот проспиртованный?! — не забыла и демонстративно упираться. По большей части, все это был чистой воды спектакль для практически отсутствующей здесь публики: на самом-то деле дочери Бога не составило бы труда остаться на месте.
— Тихо, девочка, тихо. Тебя ждут, — деловито пробубнил владелец трактира, продолжая доблестно выполнять возложенную на него миссию. И правильно, кто, если не эта душенька? Выглядит, вроде, прилично, а ждать у моря погоды ему уже смертельно надоело. Полночь на дворе, а он до сих пор стул штанами протирает! Да где такое видано?!
Но вернемся к нашей героине. Теперь она перестала даже притворяться, ибо стало действительно интересно, кого это там и для чего ждут ночью в трактире? То, что нее — это точно. И все-таки…
Шарообразный человек с удивительной для него галантностью, держа свою «клиентку» под руку, помог ей спуститься по обшарпанной и явно кривоватой лестнице. А потом, когда приступ неуместной вежливости закончился, проворно втолкнул девушку в какую-то подозрительного вида комнатушку. На что она мгновенно среагировала — добрая дюжина непечатных словечек сорвалась с полубожественных уст. И все бы ничего, если бы не…
«Он?! ОН?! Быть не может!»
Может, милая, может.
На стуле покачивался тот, кого просто невозможно было не узнать. Тот, чьи размытые черты намертво отпечатались в памяти. Тот, кого она видела во сне всего-то год назад. Сон был глупым, абсурдным, но все же он был.
— Это... это ты? Ты?! — глаза превратились в два огромных изумленных блюдца, рот весьма красноречиво приоткрылся, лицо вытянулась. Одним словом, все признаки удивления, чтоб понял даже последний болван. — Твою ж ма… Бездна тебя забери, ты реален?!
Оглушительно громкий хлопок двери прервал начавшуюся было триаду.

+1

4

Ранней весной в Рейнсоне было еще по-февральски холодно, и то, что март подходил к концу, еще ничего не значило — зима упорно не желала уходить, упираясь всеми лапками и тихо рыча по ночам, кусая за пятки тех, кто обманулся тем фактом, что март — первый весенний месяц. Особенно холодно было по ночам, когда изредка выпадал легкий снег, и проснувшиеся по утрам с удивлением наблюдали купающихся в снегу воробьев. А еще холоднее было по ночам в подвалах…
От человеческого дыхания в воздухе появлялись небольшие облачка пара, и морозные щупальца уже нашли путь под одежду, но Гэйбриэлу, по правде говоря, было на это наплевать. Что значит холод, когда тут, совсем рядом, на расстоянии не больше вытянутой ноги, стоит его оживший ночной кошмар? Он и дышать-то старался как можно тише, лишь бы не повторилось то, что… было тогда. Отчего-то тот сон оказался более реальным, чем некоторые эпизоды из его жизни. И это… пугало. Мужчина был растерян и немножко напуган — одним словом, испытывал те эмоции, что обычно как-то не удосуживались добраться до него. Но… не в этот раз.
Он слегка воспрянул духом, увидев столь яркое выражение удивления на хищном лице девушки, и вдруг осознал, что она какая-то… другая. Не такая, как во сне. Более… естественная.
Но удивление все не желало проходить, оставаясь за правым плечом и время от времени напоминая о себе, когда Тень рассматривал… ну, давайте назовем ее незнакомкой…
Как и тогда, в кошмаре, он словно лишился дара речи, но осознавал, что в этом виноват он сам. Прокашлявшись, Гэйбриэл встал, по-прежнему хмуря брови:
— Ты… ты… ты… — он не знал, что сказать. А говорить хотелось, но слова не шли на ум. Как и всегда… Мужчина закусил губу. — Что ты здесь делаешь?!

0

5

Сейчас она более всего напоминала загнанного в угол зверя — металась по неправдоподобно маленькой комнатушке (после Химмела любое человеческое жилище кажется не особо большим, а уж эта каморка…), что-то злобно шипя себе под нос, умудрилась даже путь ногой нечто, бывшее когда-то стулом. И, в довершение всего, еще и с силой вдарила кулаком по стене, от чего по земляной поверхности прошла тонкая паутина легких трещин.
Этого не могло быть! Законы логики летели ко всем чертям со скоростью взбесившейся аспиды. Ведь это был просто сон. «Просто сон», — успокаивающе повторила она про себя, однако должного эффекта сие действо не возымело. Ночные грезы не могут быть связаны с реальностью. Просто потому, что они изначально не имеют к ней отношения, черпают из жизни лишь образы. Но не настоящих же людей! Притом тех, кого хозяин сна и знать-то не мог…
— Погоди-ка… — Инверно застыла, словно громом пораженная. — Ты тоже меня зна… То есть, я хотела сказать, ты меня тоже видел? — логичное дополнение «во сне» упорно не желало срываться с языка.
Успевшие затеряться в памяти, картины из сна вновь оживали, обретали краски, вставали перед глазами. Оказалось, что она помнит все до малейших деталей. И свои мысли там, и какое-то нелепое и нереальное падение, и неспешный диалог, так резко прервавшийся… И, конечно, свое невероятно пафосное, в духе любимого отца, прощание. Это убийственное «Благодарю за беседу, человек» забыть было просто невозможно.
— Что я здесь делаю? — неожиданно громкий, с налетом истеричных ноток, смех. — Этот твой, — она постаралась наглядно показать свое отношение к трактирщику, нелицеприятно изобразив его походочку и выражение лица заодно, — «сопровождающий» сам меня сюда приволок, между прочим.
И добивающий момент:
— «Тихо, девочка, тебя ждут», — полубогиня вполне успешно передала деловитые нотки шарообразного господина и адресовала весьма красноречивый взгляд в сторону знакомого незнакомца.

+1

6

В серых глазах мужчины появилась настороженность, да и вообще Гэйбриэл сейчас больше походил на волка — такой же напряженный и готовый… да на все, пожалуй. Это сходство увеличилось еще больше, когда Тень отпрянул от девушки, метавшейся по комнатке и едва не задевающей макушкой низко висевший… собственно, Фьерста так и не понял, что же там такое висело под потолком — не то лампа, не то фонарь, не то свечка… гибрид, в общем.
Так вот, мы отвлеклись. По мере того, как мужчина наблюдал (и слушал) девушку, брови его поднимались все выше и выше, а напряжение постепенно ослабевало. В конце-концов осталось только удивление да невесть откуда взявшееся любопытство, которое, отчего-то представ в виде маленького бесенка, подбило Гэйбриэла задать один, без сомнения, очень важный и насущный вопрос… но сначала — ответить на вопрос, который уже прозвучал. Так, на всякий случай.  А то мало ли что…
— Ну конечно, видел. Или ты — а вот и вопрос! — Уже все успела забыть, а? — вопрос, конечно, прозвучал слегка нервно, но, право, с былым спокойствием вспоминать тот кошмар Тень просто не мог.
— «Тихо, девочка, тебя ждут», — слегка нараспев произнесла девушка, довольно успешно скопировав мимику и тон голоса трактирщика, а Гэйбриэл внезапно ощутил, что воздуха в легких, оказывается, не так-то и много.
— То есть ты… ты… — он сделал невнятный жест рукой, который можно было истолковать… да как его только нельзя было истолковать! В общем, именно из-за таких жестов и случаются всякие невнятные ситуации.
Возможно, так они дальше бы и мялись, не зная, что делать и как начать говорить (да и стоит ли), но тут произошло… нечто.
Во-первых, погас… погасло то, что висело под потолком, со зловещим таким шипением. Во-вторых, мимо двери кто-то прогрохотал, судя по всему, на лошади и в полное боевой амуниции, после чего раздался дикий мяв и звон разбитого стекла.
Гэйбриэл вздрогнул и зашарил рукой за спиной, пытаясь обнаружить стул.

0

7

— Такое забудешь, как же, — проворчала она, плюхаясь на пол. Да-да, именно плюхаясь. И если это — не приведи Мольер, конечно — не состыковывается в дебрях вашего разума с канонами поведения полубогини, мне остается только вас пожалеть. Ибо это, на самом-то деле, совершенно нормально. По крайней мере, в данной ситуации, которая сама по себе абсурдна, сидящая на земле и капризно скрестившая руки на груди Инверно — как раз то, что требуется. — Хотя, знаешь, иногда хочется. Такой милый бред, как по мне, не способствует душевному равновесию.
Пока она с явным удовольствием путалась в складках своего плаща, человек сделал весьма примечательную волну ручками. Тайный смысл сего жеста, увы, не был доступен дочери Бога.
— Если ты счита… — только она собралась обвинить незнакомца в чересчур замысловатых движениях верхними конечностями, как свет — ВНЕЗАПНО, господа! — погас. И ладно бы, если б только свет… За дверью внушительно так протопало нечто, явно обладавшее немалыми габаритами и очень сомнительной способностью к аккуратному передвижению в пространстве.
— Надеюсь, ты огня не боишься, несчастье? — Поднебесная испытующе уставилась на занятый не терпящими отлагательств поисками стула силуэт мужчины. — Впрочем, даже если и боишься… Не сдохнешь от ужаса, куда денешься.
Легким движением руки кисти превращаются, превращаются кисти… В прекрасные факелы! Товар сертифицирован, запатентован, товарный знак охраняется правительством всея Рейнсона. Топлива не требуют, зона распространения ограничена положением Инверно в пространстве. На правах рекламы.
Сие чудо, с позволения сказать, техники, было мгновенно направлено не в сторону страждущего Гэйбриэла, как вы могли по ошибке подумать, а к заветной двери.
— Вы тут что, лошадей держите? — с любопытством спросила она. А вот на лице явственно читалось «что это, черт побери, за дрянь на наши головы?».

0

8

Стул радостно нащупался, и Тень тяжело на него опустился.
— Какой еще милый бред? — Гэйбриэл ощутил, что у него начинает заходить ум за разум. Потому что его кошмар если и можно было назвать бредом, то отнюдь не милым, а очень даже наоборот. Впрочем, мужчина тут же вынужден был оторваться от судорожных размышлений о собственных снах и появляющихся в них странных персонах. Причина для этого была весьма прозаична — думать, когда воздух в легких заканчивается, весьма проблематично.
Если глаза Тени еще не приобрели форму идеального круга, то по крайней мере попытались это сделать. Руки девушки превратились — о, ужас! — в горящие факелы, и Фьерста приготовился было ощутить неприятный запах паленого мяса (и одновременно попытался оказаться как можно дальше от источника огня, что оказалось весьма проблематично — со стулом-то в руках!). Но ни запаха, ни диких криков слышно не было, и Гэйбриэл осторожно приоткрыл поспешно зажмуренные до этого глаза.
К счастью для нервов Гэйбриэла, девушка стояла лицом к двери, и, судя по ее виду (девушки, а не двери!) совершать поползновения в пользу уменьшения населения Рейнсона на одного человека и одну крысу (мирно спавшую в кармане плаща, оставленного наверху) не собиралась. И даже вполне мирно задала вопрос.
Нервно косясь на полунезнакомку, Тень медленно поставил стул на пол.
— Н-нет, — слегка заикаясь, произнес он. И тут же в дверь загрохотали — но не кулаком и даже не тараном, как можно было подумать. Вообще возникало впечатление, что за дверью находится нечто… хм, небольшого роста, но весьма сильного (дерево, окованное железом, ощутимо прогибалось в нижней своей части), причем с копытами. Если ЭТО и была лошадь, то какой-то карлик.

0

9

— Тот самый, какой же еще, — она удивленно развела горящими руками, и с тем же удивлением чуть не полоснула человека огнем по шее. Чисто случайно, разумеется. — Поначалу мне казалось, что все это более чем нелепо и совершенно по-детски, знаешь ли. Но теперь я нахожу это… забавным. Да, пожалуй, именно так.
Она улыбнулась, по возможности дружелюбно. Впрочем, дружелюбная улыбка — явно не то, на что обычно настроены эти хищные черты. А потому получилось… весьма кривовато получилось. Но сам факт! Он безусловно достоин внимания, уж поверьте сведущему в данных вопросах автору.
Иными словами, в состязании «скорчи самую жуткую рожу» с разгромным счетом победил Гэйбриэл и его почти_круглые глаза. Инверно могла смело отправляться в сторонку и меланхолично курить там какие-нибудь сигары. Только вот «сторонки» в это каморке не наблюдалось, да и не курит наша героиня.
Да что там, она и эту эпичную морду напротив не замечает! Дверь, за которой топчется загадочное нечто, знаете ли, кажется ей куда более достойным полубожественного взора зрелищем. Ибо та-ам… Там, по всей видимости, было то, что Око Бога никогда раньше не видела. А прозвище надо оправдывать — видеть все и не оставлять решительно никакой возможности пробелам, решившим затесаться в ряды ее познаний.
— Кажется, оно хочет к нам в гости, — хохотнула она, прислушиваясь к звукам и присматриваясь к прогибу в двери заодно. А так как настроение у девушки зашкаливало за отметку «добродетель всея Рейнсона», она услужливо пнула преграду, желая запустить в комнатушку это самое невиданное создание. Однако не тут-то было — пинок огненной девы был столь же действенен для двери, как для мертвого припарка. — Ого, да нас тут с тобой запереть решили! Для каких, интересно, целей? — Инверно смешливо сверкнула глазами в сторону незнакомца, а затем решительно добавила:
— Будем жечь дверь.
И ведь сожгла, ну просто умница девочка.

+1

10

Гэйбриэл присел, уворачиваясь от горящих рук девушки, которыми она размахивала — не иначе как в приступе радости, что она-таки отправит убийцу в мир иной не только во сне, но и наяву… Она, видите ли, находит это забавным! Тень сглотнул и отгородился от «огненной дамы» стулом.
— Ну и пусть себе хочет, — пробормотал убийца, машинально начиная поглаживать спинку стула — не иначе, приняв ее за спинку Пролазы… Стул, впрочем, к ласке остался абсолютно равнодушен и даже не встал на дыбы, стараясь закрыть грудью Гэйбриэла от Ока Бога… Да у него и груди-то не было, о чем уж тут говорить! В общем, стул решительно отказывался исполнять роль впервые приласканной бездомной псинки и стоял столбом. А обстановка в комнате, между тем, накалялась…
Причем — в самом что ни на есть прямом смысле. Пока Гэйбриэл сверлил взглядом стул в надежде загипнотизировать его до такой степени, что тот оживет, дверь в комнату попросту исчезла. На ее месте грустно пускала дым не менее грустная кучка головешек.
А в проеме двери стояло…
— Вижу тебя, как наяву, — в ужасе прошептал Тень, надеясь, что это очередной сон — или что он попросту напился…
Это существо, вышедшее, не иначе, из самой Бездны, больше всего напоминало кота. Только размером с хорошего такого осла. Особое сходство с вышеупомянутым упрямым животным ему добавляли длинные висячие уши, хвост с кисточкой и копыта. Еще существо щеголяло белоснежными клыками длинной в ладонь, не меньше, и шикарной роскошной гривой.
Гэйбриэл ощутил, как его крыша начинает потихоньку съезжать вниз и куда-то вбок, коварно хихикая и посылая хозяину (уже, видать, бывшему) воздушные поцелуи.

0

11

— Ну что ты так на меня смотришь, а? — смешно признаться, но в голосе моем проскочили обиженные нотки. По расчетам моей буйной головушки, воспитанной в лучших божественных традициях, привыкать к пламени на руках было не нужно — не самое великое из чудес. Если у тебя дома и ковры огнем искрятся, сами понимаете…
Да и к тому же — не первый раз видит. В прошлый раз я, помнится, и руки в костер запускала, и Шейдара ошпаривала — устроила человеку полную развлекательную программу, одним словом. А он, видите ли, изволил за стул хвататься — ка-акая неблагодарность!
Итак, моему дорогому незнакомцу был представлен очередной фокус: исчезающая дверь и эффектная горка пепла в финале. А мне… Мне тоже досталось. То ли на орехи, то ли на ягоды — очередное извращение над кошачьей породой. Сначала геррширы, теперь это... Я, знаете ли, полностью разделяю отцовскую любовь к данным представителям фауны. А потому удивленно подскочила, немилосердно долбанувшись головой об потолок, заметив на своем пути такое святотатство. «Неужто Ярна снова чудит?» — ну а что, после Гостей и всяких там нелепых Ежиков — почему бы и нет?
— Н-незабвенная, - подхватила я, вспомнив какую-то забавную людскую книжку в еще более забавной аляпистой обложке. Имя автора гордо почило на задворках памяти, а вот содержание всплыло как миленькое.
Высунув свой непомерно любопытный нос в коридор, я обнаружила там еще одно нелепое создание о четырех копытах и беспомощно осела на пол. Разум, заранее приготовив табличку «закрыто на ремонт», поспешно вывесил ее над входом и столь же стремительно отключился. Он не был готов к таким идиотским потрясениям, и я была с ним полностью солидарна. Ну не могло существовать в этом грешном Мире таких существ — не могло и все тут. Даже учитывая фактор под названием «Светлая Богиня».
— Я требую компенсацию морального ущерба! — мысль о наглом разграблении трактира пришла в голову как бы сама собой.

+1


Вы здесь » Tomorrow. The imperfect world » Театр абсурда » oh my god, you're real!